Ради «покорения» севера во благо Родины сейчас никто не поедет

В этом интервью социолог, эксперт ИМЭП Серик Бейсембаев делится с «Саясат» мнением о миграционных потоках в Казахстане, а также пытается выявить основные тренды в программе переселения граждан с юга на север страны.

- Переселение на север с юга обусловлено политикой по поддержанию демографической ситуации в регионах страны. Есть ли ещё причины для роста населения одних областей за счет других?

- Программа переселения граждан из юга на север имеет странное целеполагание. С одной стороны, заявляется об экономической целесообразности – мол, нужно направлять граждан из трудоизбыточных в трудодефицитные регионы страны. Тем самым, поддержать экономический потенциал севера, где за последние годы идет сокращение численности популяции, как за счет низкой рождаемости, так и высокой миграции.

Одновременно в риторике властей прослеживается мощный идеологический посыл о необходимости «казахизации» севера, где, по-прежнему, титульная этническая группа составляет меньшинство, особенно, в городской местности. Есть ожидание, что с помощью программы переселения удастся нивелировать существующую этническую диспропорцию между югом и севером, тем самым предупредить возможные политические и геополитические риски.

Конечно, официально такие вещи не проговариваются, однако, в казахскоязычном дискурсе можно увидеть, что на этом аспекте делается особый акцент, даже, иногда и больший, чем на экономической стороне вопроса.

Павлодар, ВКО, Костанайская, СКО – регионы, где демографические и миграционные тренды ведут к тому, что снижается население, заявляют власти. Одной из причин этого тренда является отток русскоязычного населения. Не кажется ли вам, что властям лучше сконцентрироваться на этой группе, а не на переселении?

Я считаю, что любое искусственное стимулирование или ограничение миграции в наших условиях будет мало продуктивным. Существуют как минимум три объективных миграционных тренда в Казахстане, которые эта программа по-хорошему должна учитывать. Первый – это переезд граждан из малых населенных пунктов в крупные. Люди стремятся выехать из сел в районные центры, а оттуда, соответственно, в областные центры и большие мегаполисы, как Астана или Алматы. Следовательно, мне кажется, было бы более эффективнее предлагать переезжать из сел в города, а не пытаться увеличить аграрное население, как это происходит сейчас.

Второй тренд – это субрегиональная миграция. Серик Джаксылыков, социолог, в своем недавнем исследовании показал, что в Казахстане миграция сосредоточена внутри трех основных субрегионов – юг, запад и центр-север-восток. Проще говоря, люди перемещаются в пределах близлежащих нескольких областей и редко переезжают далеко (за исключением Астаны, которая выступает магнитом для всей страны). Думаю, что программа переселения была бы более успешной, если бы она учитывала эти миграционные потоки. Тогда, например, можно было бы создавать возможности для переселения жителей проблемных моногородов, которых как раз много в центральной и восточной части страны.

Третий тренд – это этническая миграция из Казахстана в Россию. Есть как экономические, так и культурные предпосылки этого процесса. Немаловажным является вопрос качества высшего образования в стране. Как известно, уезжают, в основном, выпускники средних школ, которых не устраивает обучение в казахстанских вузах. Как быть с этим трендом и какие меры нужно предпринимать – это большой вопрос, требующий тщательного исследования и анализа. Однако очевидно, что здесь нужны системные меры и одной программой не обойтись.

- Бытует мнение, что новоприбывшие не сразу могут интегрироваться в местное сообщество. На ваш взгляд, насколько это критичная проблема?

Не вижу серьезного повода для беспокойства. Во-первых, количество переселившихся остается слишком малым, чтобы возникали крупные сообщества приезжих, которые бы раздражали местное население. Во-вторых, мы говорим о гражданах одной страны, которые в культурном плане все равно имеют много общего. В-третьих, ксенофобские настроения у нас в стране направлены не на внутренних, а на внешних мигрантов, в частности, на китайцев.

Вице-министр труда и соцзащиты РК Биржан Нурымбетов заявил, что по программе 114 семей уже переехали из южных регионов в северные, трудоустроились 461 человек, ещё порядка 1200 семей готовы переехать. По его мнению, это очень малый объем. Как вы думаете, с чем это связано?

Да, желающих переехать по данной программе не очень много. Проблема, как мне кажется, в том, что политика в данном направлении построена на чисто механистическом понимании того, как нужно решать вопрос перенаселения юга и недонаселения севера. Выделена квота, которая позволяет покрыть расходы граждан на переезд и съем жилья. В качестве экономического стимула этого очевидно недостаточно. На юге хоть и большая конкуренция, но возможностей для заработков больше, чем на севере. Тем более, что сложилась практика сезонной трудовой миграции, когда люди на летние периоды едут в Алматы и Астану на заработки. Вряд ли программа предложит лучшие условия даже для этой категории граждан. А надеяться на патриотические устремления граждан не стоит. Ради «покорения» севера во благо Родины сейчас никто не поедет. Мы живем в другом историческом и политическом контексте.

- В целом, как вы оцениваете госпрограмму по переселению и условия переселения?

Стоило бы посмотреть, насколько эта программа является оправданным и эффективным в экономическом смысле. Только за прошлый год было выделено 80 млрд. тенге. Если эти деньги ушли на отправку всего несколько сотен человек в северные области, то возникает вопрос о целесообразности трат бюджетных средств. Может быть, пришло время поменять стратегию и подумать о других механизмах реализации политики, которые бы экономили средства и лучше решали задачу по снижению демографического дисбаланса между регионами страны. 

sayasat.org