Снизятся ли цены при укреплении тенге?

Наступил второй год применения в Казахстане режима  инфляционного таргетирования. В прошлом году при цели  6-8 проц. инфляция составила по данным финрегулятора 8,6 проц. В целом замедление роста цен наблюдалось и в схожей по экономической модели Азербайджана и в России, основном поставщике импортных товаров в нашу страну. В данной ситуации достаточно затруднительно оценить то, насколько это снижение является следствием таргетирования, учитывая некую стабилизацию цен на нефть и естественного спада инфляционных ожиданий рынка.

Стоит отметить, что выявлено три основных драйвера инфляции в Казахстане: курсовая разница тенге к доллару США и российскому рублю при импорте товаров (главным образом импорта из России); денежная масса; и собственно сами инфляционные ожидания. Однако исходя из значимости цен на нефть в обменном курсе Казахстана и России, очевидно, что якорем инфляционных процессов пока что остаются цены на нефть.

Это подтверждает то, что на фоне некой стабилизации целевое значение для индекса роста  цен в нынешнем году осталось на том же уровне. Более того, недавно президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым была высказана возможность обратного укрепления курса тенге. Здесь возникает вопрос, можно ли ожидать значительного снижения цен  при значительном укреплении курса?

Во-первых, стоит обратить внимание на задачу, поставленную перед Национальным банком  - увеличение дешевого кредитования.  Это стало причиной, как наращивания денежной массы, так и снижения базовой ставки до 11 проц. В результате, с начала года уровень ликвидности на внутреннем рынке Казахстана находится в  профиците. Теоретически это должно вызвать рост цен после наполнения производственного сектора достаточной ликвидностью. Однако мы видим, что за первые три месяца 2017 года кредитование МСБ все же сокращается, что, скорее всего, останется трендом года, судя по структурным изменениям в банковском секторе – процессами укрупнения системообразующих банков и отзывом лицензий у более нестабильных.

Во-вторых, низкоконкурентный характер внутреннего рынка в Казахстане реагирует повышением цен на ослабление тенге, и напротив затормаживает снижение цен, которая теоретически должна произойти после укрепления тенге. Например, несмотря на укрепление тенге по отношению к доллару и рублю с начала 2017, индекс цен на импортные товары за первые два месяца увеличился на 1 проц.

Исходя из этого, не совсем обосновано ожидать гибкого снижения цен даже после значительного укрепление тенге – оно возможно лишь при долгосрочном тренде на укрепление и с большим временным лагом. С другой стороны увеличение денежной массы, скорее всего не будет радикальным образом влиять на рост инфляции, по крайней мере, в текущем году. Следующий важный фактор - инфляционные ожидания на рынке, которые показывают снижение, что, скорее всего, позволит оставаться в целевом коридоре. 

Другой вопрос состоит в том, что при таком характере рынка теоретическое падение цен на нефть в будущем вызовет естественный всплеск цен выше цели заявленного Нацбанком. Это может разом снизить восстанавливающееся доверие к регулятору в целом, и новому для Казахстана инструменту таргетирования в частности.

Sections:  Казахстан