"Эта мера способствует улучшению жизни 2 млн казахстанцев"- Айжан Мухышбаева

На совместном заседании палат Парламента 5 марта Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с пятью социальными инициативами. Одна из них касается поддержки казахстанцев с низким доходом – глава государства предложил с 1 января 2019 года снизить для них налоговую нагрузку в десять раз и облагать налогом в размере 1%.

"Это будет делаться для тех, кто получает оплату труда менее 25-кратного размера минимального расчётного показателя в месяц, вы это знаете. При этом необходимо, чтобы высвобождаемые средства от такого снижения были направлены на увеличение оплаты их труда. В результате у не менее одной трети наёмных работников страны, а это более 2 млн человек, вырастет заработная плата без увеличения нагрузки на работодателей", – сказал Нурсултан Назарбаев.

Редакция Informburo.kz поговорила с экспертами и разобралась, для чего в Казахстане понадобилось вводить такую налоговую практику.

Что у соседей?

Предложенная Президентом система – по сути прогрессивная шкала, так как ставка налога увеличивается с ростом дохода. Если коротко, прогрессивное налогообложение – это когда самое большое налоговое бремя лежит на тех, кто зарабатывает большую часть денег.

Главным аргументом при установлении прогрессивных налогов считается достижение справедливости в налогообложении. По крайней мере, для более бедной части населения. Эксперты называют и экономические аргументы: к примеру, увеличение налоговой нагрузки на богатые домохозяйства в теории может привести к росту потребления товаров и услуг.

Впервые прогрессивное налогообложение ввели в Великобритании в 1798 году. Значительно позже, в 1893-м, соответствующую налоговую реформу провели в Пруссии, и к началу XX века прогрессивный подоходный налог ввели во многих европейских странах. В Соединённых Штатах Америки такую систему внедрили в 1913-м.

Действует она и в некоторых постсоветских странах. Например, с начала 2018 года в Латвии применяется многоступенчатое налогообложение. Если сумма доходов за год не превышает 20 004 евро, то ставка налога будет 20%. Если доход находится в диапазоне 20 004 – 55 000 евро, то ставка вырастет до 23%. Всё, что выше этой суммы, – 31,4%. При этом есть не облагаемый налогами доход – это 2 400 евро в год или 200 евро в месяц.

Ввести трёхуровневую прогрессивную шкалу Латвии посоветовали во Всемирном банке. Эксперты посчитали, что такая система поможет стране удовлетворить растущие потребности граждан в услугах здравоохранения, образования и транспорта и, главное, поможет снизить неравенство в доходах населения.

Также прогрессивная шкала должна помочь Латвии повысить собираемость налогов. В 2016 году отношение налогов к ВВП составляло 29% – это на 10% ниже, чем в среднем по Европейскому Союзу, и на 5% ниже, чем у стран Организации экономического сотрудничества и развития. Между тем Министерство финансов в Казахстане планируетувеличить собираемость налогов до 25% к 2025 году.

В Эстонии, также входящей в Евросоюз, действует плоская шкала налогообложения с ИПН в 20%. Но при этом там есть необлагаемый минимум в 500 евро в месяц или 6 тысяч в год. Таким образом, там де-юре работает пропорциональная система, а де-факто – одноступенчатая прогрессивная.

В Российской Федерации с граждан собирают "налог на доходы физических лиц", размер которого определяется источником дохода и гражданством плательщика. К примеру, россияне платят базовый налог в 13% вне зависимости от величины заработка. Ставка в 15% распространяется на дивиденды, полученные физлицами, которые не являются налоговыми резидентами России. Остальные заработки иностранцев облагаются налогом в 30%.

Возвращение к истокам

В Казахстане прогрессивная шкала налогообложения уже была – с 2002 по 2006 год. Тогда для граждан с доходом менее 180 МРП в год налог составлял 5%. Максимальная ставка доходила до 20%. В 2007 году прошла налоговая реформа, и шкала стала "плоской" – вне зависимости от размера заработка казахстанцы стали платить по 10%. Тем не менее периодически к теме возврата к прогрессивной шкале возвращались.

К примеру, в 2010 году Болат Жамишев, работавший тогда министром финансов, заявлял о планах внедрить новую систему в 2013-м. По словам Жамишева, для лиц с доходом менее 300 тысяч тенге в месяц ставка ИПН составляла бы прежние 10%, для дохода в 300-500 тысяч – 15%, выше – 20%.

Изменения в шкале не коснулись бы 98% казахстанцев, которые зарабатывали менее 300 тысяч. Экономический эффект от нововведений предполагался небольшой. Как заметил Болат Жамишев, поступления в местные бюджеты выросли бы на 1,3%, или на 12,5 млрд тенге.

В 2012 году к теме снижения нагрузки на бедных вернулись парламентарии. Тогда депутат фракции "Народные коммунисты" Турсунбек Омурзаков предложил снизить для них подоходный налог до 0%.

"Для реализации принципа социальной справедливости между богатыми и бедными необходимо вернуться к рассмотрению вопроса введения прогрессивной ставки индивидуального подоходного налога. Во всех развитых странах мира введена прогрессивная ставка налогообложения: в США, Великобритании, Германии, Японии, Канаде. Ставки подоходных налогов для бедных 0%. Для богатых ставки подоходного налога достигают 50%", – сказал парламентарий.

Омурзаков предложил ввести "нулевую" ставку для лиц с доходом менее 15 МРП, или 24 270 тенге в месяц на то время. Для заработка от 15 до 40 МРП ставка, по словам депутата, могла бы составить 5%, выше – 10%. Снижение поступлений от категорий с пониженной ставкой планировали компенсировать налогами более богатых сограждан.

60 тысяч и не больше

В 2018 году минимальный расчётный показатель установлен на уровне 2 405 тенге. Соответственно, 25 МРП равны 60 125 тенге – черта, которая может разделить налогоплательщиков.

"Эта мера способствует улучшению жизни 2 млн казахстанцев. Работник, получающий заработную плату 60 тысяч тенге, будет получать добавку в 5 400 тенге за счёт снижения налоговой нагрузки. Эта мера видится как своеобразная поддержка уровня жизни сельского населения, поскольку низкую заработную плату получают в основном работники сельского хозяйства, сферы образования и здравоохранения", – говорит ведущий эксперт Института мировой экономики и политики Айжан Мухышбаева.

При этом, подчёркивает эксперт, налоговая нагрузка на работодателей останется на прежнем уровне. В результате может снизиться количество неформальных наёмных занятых, получающих зарплату в конвертах. В первую очередь к ним относятся работники малых предприятий, не оформляющих свои трудовые отношения. Ещё одним плюсом, по мнению Айжан Мухышбаевой, может стать рост потребления в экономике из-за роста зарплат.

"Это в некоторой степени будет стимулировать местную экономику, особенно в сельских населённых пунктах. Кроме того, предложенный Президентом вопрос по внедрению прогрессивной шкалы подоходного налога может стать важным шагом на пути к инклюзивному развитию и снижению неравенства в обществе", – считает эксперт ИМЭП.

Главный вопрос – сколько граждан попадут под новую шкалу налогов в случае её принятия?

Самозанятые как класс

По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики, в Казахстане проживают 9 млн экономически активных граждан. Не все они трудятся официально, и в этом скрываются социальные проблемы.

К примеру, только 6,5 млн оформлены в качестве наёмных работников. Остальные 2,1 млн – самозанятые, то есть не имеющие фиксированный доход. Среди наёмных как минимум 382 тысячи человек заняты неформально – они не подписывают договоры и контракты с работодателями. Последние не платят за них отчисления в ЕНПФ и Фонд социального страхования.

При этом 92% всех самозанятых зарабатывают меньше 100 тысяч тенге, а основная их часть – 64% – имеет доходы ниже 60 тысяч. Другими словами, самозанятые – это люди с низким уровнем доходов.

Одна из причин ухода работников в тень, по мнению директора Центра прикладных исследований "Талап" Рахима Ошакбаева, кроется в высокой нагрузке на фонд оплаты труда. В ближайшие годы она вырастет до 38%.

"Совокупная нагрузка на фонд оплаты труда, которая близится к 40% и включает в себя индивидуальный подоходный и социальный налоги и пенсионные отчисления, максимально дестимулирует формализацию наёмного труда. Поэтому у нас есть феномен, что в стране 6 млн наёмных работников, но, по данным ЕНПФ, только 1,4 млн имели 12 взносов в год, то есть имели постоянную работу", – выразил мнение эксперт в беседе с корреспондентом Informburo.kz.

Достоверно количество людей, которые неформально заняты, также неизвестно.

"Статистика, которая говорит, что есть 380 тысяч неформально занятых, основывается на анкетировании. Опрашиваемым предлагается ответить на вопрос: "Платит ли работодатель за вас отчисления?" Работник этого точно знать не может. Поэтому это большая проблема и связана она с тем, что ни работнику, ни работодателю невыгодно нести такую нагрузку – её нужно снижать", – добавил Рахим Ошакбаев.

Директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров придерживается мнения, что государству в целом следует снижать налоговую нагрузку на менее состоятельные слои населения. Из-за того что в Казахстане высокий процент самозанятых, основной фокус государственной налоговой политики смещён на них.

"Их рассматривают как новый источник для получения налогов. Но нужно понимать, что самозанятые в основе своей – это люди, которые выживают, имеют доход только на потребление, у них нет высокого уровня доходов. Внутри этой категории самозанятых есть и очень богатые, и абсолютно бедные люди. Это и человек с 40 квартирами в Астане, у которого ИП, и женщина с двумя детьми в ауле, у которой мало шансов выйти на формальный рынок труда. Нужно понимать, что в налоговой политике эти две категории людей должны быть разделены", – заметил Каппаров.

По его мнению, первую группу нужно облагать налогами, а вторую – не трогать.

"Если эта женщина с двумя детьми заведёт домашнее хозяйство и будет продавать соседям, допустим, куриные яйца, то ей нужно сказать спасибо, что она сама себя кормит и не идёт к государству просить денег. В этом плане налоговая политика, мне кажется, должна идти по примеру 1990-х годов, когда были максимальная либерализация предпринимательской деятельности, всевозможные послабления", – подытожил Касымхан Каппаров.

В каком же виде реализуют поручение Президента, пока неясно – это зависит от экономического и социального блоков Правительства. По мнению Рахима Ошакбаева, это, скорее всего, будет изменение размера индивидуального подоходного налога, и оно может стать экономическим стимулом для выхода работников и работодателей из тени.

informburo.kz