Эксперт: «Государство должно регулировать интернет-пространство»

Просматривая ленты соцсетей, все чаще приходишь к выводу, что казахстанцев охватила эпидемия безумства и они вознамерились кувалдой навести порядок в лавке с хрусталем. Ожесточенные споры с пеной у рта, тонны грязи и оскорблений, угрозы набить морду уже давно стали «нормой». Даже собаки ведут себя приличнее. Что с нами происходит? Куда мы катимся? Чтобы разобраться в этом, мы обратились к экспертам со следующими вопросами:

Часто можно слышать, что обострившиеся в последнее время дискуссии в СМИ и социальных сетях о национальном вопросе, об отношении к недавней истории кем-то инициируются и управляются. Но кем? Наиболее распространенные варианты: а) самой нашей властью чтобы отвлечь внимание от реальных политических и экономических проблем; б) внешними игроками (Россия, США), которые преследуют свои интересы. Какая из этих версий и насколько соответствует действительности?

Налицо все большая поляризация сторон, дискутирующих вокруг этих вопросов (а это наиболее активная часть общества). Уже есть факты, когда оппоненты назначают через соцсети «стрелки» для разборок. К чему может привести дальнейшее повышение градуса дискуссий?

Должно ли государство каким-либо образом реагировать на подобного рода активность в соцсетях? Если да, то как?

         Айман Жусупова, социолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК: «Государство должно регулировать интернет-пространство»:

1. Кто бы ни пытался раздуть какой-либо вопрос (а заинтересованной стороной в определенной ситуации может быть, кто угодно), дискуссия не получит распространения, если эта тема не волнует граждан страны.

2. Речь здесь идет о так называемом «языке ненависти». К нему относят подстрекательство к ненависти, прежде всего, в отношении группы лиц, определяемой по признаку расы, этнической принадлежности, национального происхождения, пола, вероисповедания, сексуальной ориентации и т. д. Это может быть любая форма выражения, воспринимаемая как оскорбительная для расовых, этнических и религиозных групп, других выделяемых (discrete) меньшинств или женщин.

Такое поведение достаточно жестко карается в развитых государствах. Например, во всех странах Евросоюза действуют конвенции, прямо обязывающие преследовать за разжигание ненависти. В Великобритании и Германии приняты законы о защите личной информации и неприкосновенности частной жизни, что дает возможность требовать удаления незаконно размещенных сведений, а также взыскивать компенсации за нанесение морального вреда.

Скажем, в Германии в октябре прошлого года вступил в силу закон, предусматривающий жесткую систему штрафов в отношении социальных сетей, не удаливших незаконный контент. Сумма штрафов составляет от 5 до 50 миллионов евро. Это решение, по мнению властей, пусть и не является «идеальным», но позволит решить проблему модерации и распространения так называемого «языка ненависти» и «фальшивых» новостей.

3. Учитывая те риски, которые несет в себе развитие информационных технологий, Интернета, все государства так или иначе регулируют эту сферу, и такой подход, безусловно, оправдан. Что делает государство для предупреждения подобного рода активности? В первую очередь, ужесточает законодательство во всем спектре интернет-регулирования. Подходы тут делятся на так называемые постмодерацию и премодерацию.

Например, варианты регулирования в США и Европе исследователи характеризуют как основанные на принципе постмодерации – это когда государство устанавливает правила поведения в Интернете, за нарушение которых могут быть применены весьма жесткие санкции. Принцип же премодерации заключается в получении доступа в Сеть с одобрения соответствующих властей. В частности, он узаконен в Китае. В России сегодня тоже предпринимаются попытки пойти по пути КНР, чтобы воспрепятствовать вмешательству СМИ других государств во внутренние дела страны.

Безусловно, желание государств регулировать Интернет не приветствуется ведущими IT-компаниями, которые заявляют о том, что свобода слова и право людей на неприкосновенность личной жизни находятся под угрозой из-за активной борьбы с распространением экстремистских материалов. Тем не менее, правительства всех стран настаивают на регулировании интернет пространства, объясняя это необходимостью обеспечения общественной безопасности. Наиболее красноречиво данную позицию аргументирует премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл: «Приватность террориста не важнее общественной безопасности». Подобные же требования к Интернет-провайдерам выдвигались и правительствами ряда других стран, в частности, французскими силовиками после терактов в Париже. Руководство Франции однозначно заявляет, что ситуация, когда крупные интернет-компании не предоставляют доступ к данным, неприемлема. В США ради обеспечения национальной безопасности представители ФБР в случае необходимости тоже могут обязать такие корпорации, как Google и ряд других крупнейших IT-компаний, обнародовать переписку клиентов почтового сервиса, находящуюся на серверах за пределами США. Тогда как американские IT-гиганты настаивают на невмешательстве государства в личное пространство людей. В частности, Microsoft выступает за то, чтобы уведомлять клиентов о просмотре личной корреспонденции, пересылаемой посредством электронной почты. Иначе говоря, государство вправе и должно регулировать интернет-пространство.

camonitor.kz