Крымский прецедент

Милорад Додик. Источник фото: svoboda.org Известные события вокруг Крыма создали прецедент, способный повлиять на ход политических процессов в разных странах и регионах мира. Более того, судя по высказываниям президента Республики Сербской Милорада Додика, Босния и Герцеговина (БиГ) уже стала одной из тех стран, на которую крымский кризис оказывает влияние. Недавние заявления Додика, вызвавшие определенный переполох в Европейском союзе, тому подтверждение. В частности, касаясь вопроса плебисцита о будущем статусе Крыма, он сказал: «Мы внимательно следим за ситуацией, связанной с подобными референдумами по всему миру. Нравится это кому-то или нет, но мы воспользуемся мировым опытом, когда придет время».

Вполне возможно, что Милорад Додик намекает на пересмотр Дейтонских соглашений, подписанных в 1995 году. Именно они, с одной стороны, позволили завершить гражданский конфликт в Боснии и Герцеговине, унесший жизни около 100 тысяч человек. С другой стороны, благодаря соглашениям в стране было создано новое, довольно сложное политико-административное устройство. В государство входят объединяющая хорватов и мусульман Федерация Боснии и Герцеговины и Республика Сербская, где проживают преимущественно сербы. При этом сербы получили 49 % территории, а боснийцы и хорваты – 51 %. Существует также округ Брчко, который де-юре является частью и Республики Сербской и Федерации. На округ распространяются федеративные законы, но де-факто им управляет Верховный представитель по Боснии и Герцеговине от Европейского Союза и ООН.

Специфика политического устройства БиГ заключается в необходимости предоставить всем общинам равные политические права. Отсюда и другая особенность данной балканской страны. Управляет ею не один президент, а сразу три, от каждой общины, и выбираются они сроком на четыре года. Каждый президент председательствует по восемь месяцев, таким образом, власть чередуется, что обеспечивает равенство национальностей. Законодательную власть обеспечивает парламент страны, который состоит из двух палат. Верхняя – палата народов – избирается парламентами автономных республик. Нижняя – палата представителей – состоит из 42 человек по 14 от каждой общины.

Для того, чтобы две общины не могли совместно действовать против третьей было специально оговорено «право вето народа». Иначе говоря, если большинство депутатов, принадлежащих одному из этносов, проголосует против законопроекта, он считается отвергнутым, даже если большинство от двух других поддержало его. Дополнительным фактором, гарантирующим эффективность созданной системы сдержек и противовесов, является специальный представитель Европейского Союза и ООН. В условиях суверенного государства он, тем не менее, обладает широкими полномочиями. Так, в 2002 году он отправил в отставку члена Президиума от хорватов по обвинению в коррупции, то есть, по сути, сместил тогдашнего действующего главу суверенного государства.

Если Милорад Додик действительно говорил о возможности пересмотра Дейтонских соглашений, то крымский кризис объективно предоставил ему неплохую возможность выполнить свое главное предвыборное обещание – сделать Республику Сербскую независимой. Стоит отметить, что совсем недавно там приняли закон о возможности проведения референдума по этому вопросу.

В таком случае заявление Додика, сделанное им по поводу присоединения Крыма к России, очень показательное. В частности, он поздравил россиян и отметил, что «Крым исторически принадлежал России, а Никита Хрущев волюнтаристски передал его Украине». Не исключено, что таким образом он надеялся найти поддержку со стороны Москвы. Однако пикантность ситуации заключается еще и в том, что Додик, вольно или невольно, предоставляет Кремлю довольно сильный козырь в его игре с Западом. У России фактически появляется своеобразный рычаг давления на Европейский союз.

Панорама Бани-Луки Если Москва поддержит усилия Бани-Луки (столицы Республики Сербской), то европейцам будет нелегко оспаривать законность действий сербов БиГ, желающих своей независимости. Во-первых, М. Додик пришел к власти абсолютно законно в рамках правового поля, определенного Европейским союзом. Во-вторых, местный закон о референдуме принят до событий в Крыму. В Брюсселе это понимают. Также еврочиновники осознают, что любые односторонние действия со стороны Республики Сербской могут привести к тяжелым последствиям в Боснии и Герцеговине. Скорее всего, центробежные тенденции способны спровоцировать новый конфликт. Ситуация в стране осложняется серьезными социально-экономическими проблемами. Уровень безработицы в Боснии в настоящий момент составляет около 40%, а в феврале этого года произошли антиправительственные демонстрации, закончившиеся столкновениями с полицией.

Естественно, новый конфликт на Балканах Евросоюзу не нужен. Страны ЕС объективно заинтересованы в сохранении стабильности в регионе и целостности существующих границ. Во-первых, гипотетическое вооруженное противостояние окажет давление на всю систему региональной безопасности, станет серьезным вызовом для социально-экономической инфраструктуры ведущих стран ЕС. Во-вторых, и это один из самых важных вопросов, согласно Дейтонским соглашениям ЕС взял на себя обязательства, связанные с поддержанием независимости и целостности БиГ. Для этого Европейским союзом была проделана огромная работа и вложены миллиарды долларов в мирное развитие балканского государства. Можно сказать, что экономика Боснии существует на средства, выделяемые ЕС. Целью Евросоюза, таким образом, может являться создание условий, которые позволили бы Боснии интегрироваться в семью европейских государств и, тем самым, избежать распада страны на части. Однако на данном этапе с этой задачей ЕС, по-видимому, не справляется. Показательны слова Верховного представителя по Боснии и Герцеговине Валентина Инцко. В своем интервью австрийским СМИ он отметил, что нынешняя ситуация в Боснии является худшей со времен окончания войны в 1995 году.

В этой ситуации, если Москва решится оказать в том или ином виде политическую поддержку Милораду Додику, это может привести к дестабилизации политической системы БиГ. Помимо прочего гипотетический распад Боснии и Герцеговины продемонстрирует несостоятельность ЕС в выполнении взятых на себя обязательств, что приведет к усилению кризиса единой Европы, где и так наблюдается рост евроскептических настроений, выраженных, в том числе и в росте популярности националистических партий.

Однако пока официальная Москва никак по данному вопросу не высказывается. Но на фоне нынешнего обострения отношений с Западом, в ответ на введенные ЕС санкции, действия России могут быть самыми разными, в том числе и довольно жесткими. Ведь Кремль, ничем не рискуя, может ударить по интересам Европейского союза. Наверное, поэтому в Сараево заспешили с визитами европейские дипломаты, пытаясь показать, что в условиях меняющейся геополитической реальности эта страна не забыта. А в самом Сараево зазвучали призывы к Брюсселю выработать новый подход к Боснии, чтобы ускорить процесс евроинтеграции.

Самое интересное, что в Республике Сербской в скором времени пройдут президентские выборы. Не исключено, что Милорад Додик будет активно разыгрывать карту референдума по независимости республики. Таким образом, на протяжении всей предвыборной кампании Додика у Кремля появляется возможность оказывать давление на Евросоюз и держать его в постоянном напряжении. Но вот воспользуются ли российские власти этим шансом, пока неясно. Ведь в ситуации с Крымом они не вступают в прямое противостояние с Западом. Тогда как в случае с Боснией и Герцеговиной это будет уже прямая угроза безопасности ЕС, что вызовет с его стороны более решительные ответные действия.

Как бы не развивались дальнейшие события вокруг Украины и БиГ, главный урок заключается в том, что крымский прецедент ведет к пересмотру существующих сегодня государственных границ. Это в свою очередь фактически подрывает фундаментальные основы современной системы международных отношений, базирующейся на принципе нерушимости госграниц, которые были установлены преимущественно после Второй мировой войны. Все это вкупе делает более непредсказуемыми международные отношения, ведь в таком случае у тех или иных государств возникает соблазн использовать ситуацию в своих интересах. При этом такие страны как БиГ могут быть использованы в качестве разменной монеты внешними игроками.

Рубрики:  Европа