Весеннее турне Обамы в Азию: «Мы с вами!»

Источник фото: abcnews.go.com 29 апреля завершилось зарубежное турне президента США Барака Обамы в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), в ходе которого он посетил четыре страны: Японию, Корею, Филиппины и Малайзию. В самом общем виде визит американского президента в Азию следует рассматривать в контексте «стратегического сдвига» американской внешней политики в сторону АТР, о котором было заявлено еще в 2011 году.

Основной вызов для США в регионе где они выступали в качестве гегемона все последние 70 лет, связан с растущим влиянием Китая. На сегодня Пекин является второй экономикой мира и уже стал самым крупным торговым партнером азиатских стран. Одновременно, КНР наращивает свой военный потенциал, модернизируя вооруженные силы. В марте этого года на сессии Всекитайского собрания народных представителей было заявлено об увеличении военного бюджета страны до 96 млрд. евро.

В свою очередь, Китай, по мере укрепления своих позиций в регионе, инициирует пересмотр существующего международного порядка. В Китае исходят из того, что геополитическая система в АТР формировалась в условиях «ослабленного Китая» и имела своей целью его изоляцию. Так, в декабре прошлого года председатель КНР Си Цзиньпин заявил о том, что Китаю пора превратиться в страну, которая сама вырабатывает правила, а не просто следует чужим. Отход Китая от «завещания Дэн Сяопина», согласно которому внешнеполитический курс КНР носил в основном умеренный и сдержанный характер, эксперты связывают с приходом к власти в КНР нового поколения руководителей.

Пересмотр «максимы Сяопина» проявляется в ужесточении подходов КНР к вопросам территориальной принадлежности ряда островов в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Так, 23 ноября прошлого года в районе островов Сенкаку, являющихся предметом споров между КНР и Японией, китайские власти в одностороннем порядке ввели опознавательную зону ПВО. Ранее, в июле 2012 года, КНР в одностороннем порядке провозгласил свою юрисдикцию на трех островах архипелага Спратли в Южно-Китайском море, также служащих «яблоком раздора» между КНР, Филиппинами и Малайзией. А в начале мая 2014 года Китай предпринял попытку установить нефтяную буровую платформу в районе спорных Парасельских островов, что вылилось в прямые столкновения военных кораблей Китая и Вьетнама и антикитайские митинги во Вьетнаме.

В Вашингтоне явно опасаются, что Пекин при помощи силы может нарушить статус-кво в регионе, а это вызов доминирующей роли США в АТР. Одновременно, неопределенность внешнеполитических действий Пекина в регионе беспокоит Вашингтон. В 2009 году была высказана идея о создании «большой двойки» – стратегического альянса США и Китая. При этом инициатива разделения ответственности за судьбы мира в формате «Кимерики» и осуществление «мирового согосподства» принадлежала США. Попытка отвести КНР роль в мировой политике в заданном США формате не нашла поддержки у китайского руководства.

Администрация Обамы заявила о «возвращении» США в АТР и сформулировала «Тихоокеанскую стратегию», практическая цель которой заключалась в сдерживании притязаний Китая на региональное лидерство. В ней также отражены основные принципы политики США в регионе на долгосрочную перспективу.

При этом, сдерживание Китая планируется по двум направлениям. Во-первых, через контроль США над ключевыми морскими коммуникациями в АТР с опорой на двусторонние военно-политические союзы со странами региона, вовлеченными в территориальные споры с КНР.

Во-вторых, в американской стратегии предусмотрены также  экономические меры. Они заложены в идее создания Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП), цель которого - создание режима торговых преференций в АТР на базе многостороннего торгового соглашения с участием 12 государств региона (без КНР). Свое доминирующее присутствие в самом крупном развивающемся регионе мира где производится до 50 процентов мирового ВВП, в Вашингтоне воспринимают как важное условие для сохранения американских позиций в международной торговле, что в свою очередь обеспечивает политическое лидерство США.

Но с момента объявления о стратегическом развороте к АТР внимание США было приковано к процессам вне региона. Интересы Вашингтона сосредотачивались, в основном, на сирийской проблематике, ядерных переговорах с Тегераном, усилиях по мирному урегулированию израильско-палестинского конфликта и процессах в Украине. Неблагоприятное впечатление в регионе также сыграл факт, что изначально поездка главы Белого дома в АТР была запланирована на осень прошлого года, но в связи с бюджетным кризисом в американском правительстве была перенесена на более поздний срок. Все это дало повод сомнениям в рядах союзников относительно готовности США играть в АТР более активную роль.

В этом контексте возникает несколько вопросов относительно того, насколько способствовало азиатское турне Обамы реализации тихоокеанской стратегии США?

Визиты в Японию и Южную Корею

Источник фото: nk.org.ua Япония стала первой страной, куда направился американский президент. Токио традиционно является ключевым союзником США в Восточной Азии, но  несмотря на союзнический характер американо-японского партнерства, в последнее время наблюдались серьезные проблемы в двусторонних отношениях. Речь идет о присутствии военных баз в Окинаве где размещена основная часть американских военных объектов. Большинство населения провинции требует вывода американских военнослужащих с острова, ссылаясь на то, что постоянные полеты военной авиации США представляют для него угрозу безопасности.

В то же время на фоне серьезного обострения отношений с Китаем по вопросу о принадлежности островов Сенкаку в Японии понимают, что в нынешних условиях американская поддержка является основным гарантом безопасности. Во время визита, Обама заявил о предельно ясной позиции США в отношении спорных островов. Ее суть в том. что ситуация вокруг островов Сенкаку подпадает под действие статьи 5-й Договора о безопасности между США и Японией. Примечательно, что США и ранее заявляли о включении островов Сенкаку в существующие с Японией обязательства по обеспечению безопасности в регионе, но это был первый случай, когда американский президент высказал прямую поддержку позиции Токио.

Данный шаг со стороны Вашингтона стал ответом на рост беспокойства японских коллег относительно того, будут ли США должным образом противостоять попыткам Китая установить контроль над этими островами. Стоит отметить, что о возможности силового варианта решения территориальных споров вокруг Сенкаку говорилось в «Белой книге по обороне Японии» за 2013 год. В апреле 2013 года Китай заявил о том, что вопрос территориальной принадлежности островов Сенкаку входит в категорию «коренных интересов» Пекина. Учитывая, что в совместном китайско-американском заявлении 2009 года указывалось на необходимость уважения «коренных интересов» друг-друга,  в Токио серьезно обеспокоились.

К тому же, реакция Белого дома на ситуацию в Крыму вызвала большие сомнения у японских политиков в степени решимости американской стороны защищать их интересы в случае возникновения конфликта с Китаем. Поэтому Вашингтону было важно не потерять доверие своего главного союзника в Восточной Азии. Также, это стало решительным предупреждением в адрес Пекина о том, что крымский прецедент не должен служить для него примером.

Обама одновременно попытался встать над «схваткой», подчеркнув, что Япония и Китай должны стремиться к мирному разрешению всех двусторонних вопросов и выработать обоюдное доверие и что США не против роста влияния КНР.

Следующим пунктом визита американского президента стала Южная Корея – второй после Японии союзник США. Его визит совпал по времени с очередной фазой нестабильности на Корейском полуострове и растущей ракетно-ядерной угрозой со стороны Пхеньяна. Ситуация в сфере безопасности сильно обострилась в конце марта когда КНДР в ходе военных учений выпустила более 500 артиллерийских снарядов неподалеку от южнокорейского острова Пэннендо. Около 100 из них упало в территориальные воды Южной Кореи. К тому же, 8 марта 2013 года, руководство КНДР аннулировало договор о ненападении с Южной Кореей, подписанный в 1953 году после окончания Корейской войны. Все это в совокупности потенциально чревато угрозой военного конфликта в регионе, что и  вызывает серьезное беспокойство у Южной Кореи.

От Вашингтона требовалось подтвердить гарантии безопасности для Южной Кореи. Соответствующее заявление и было озвучено американским президентом во время посещения командования объединенных американо-южнокорейских вооруженных сил. Обама заверил, что США без колебаний используют против КНДР военную мощь для защиты своего союзника. К тому же, была достигнута договоренность о пересмотре запланированной на декабрь 2015 года даты передачи Южной Корее права оперативного управления американскими войсками в случае военного конфликта на Корейском полуострове. Как передает южнокорейское агентство Ренхап, в Сеуле это расценили, как проявление твердых обязательств Вашингтона по защите Южной Кореи и как недвусмысленный сигнал Пхеньяну.

Малайзия и Филиппины

Источник фото: globalnation.inquirer.net В Малайзии, в основном, были заключены соглашения в сфере экономического сотрудничества. Американская сторона объявила о заключении трех сделок с малайзийскими компаниями на общую сумму свыше $1,8 млрд.

Визит Обамы в Куала-Лумпур примечателен, прежде всего тем, что американские президенты не посещали эту страну уже почти 50 лет. В целом же, стороны договорились перевести отношения на высшем уровне до «полномасштабного партнерства». Американский президент также пообещал малазийцам сдерживать агрессию Китая, одновременно заявляя, что рост влияния КНР его всецело радует.

Последним пунктом в азиатском турне Обамы стал визит в Филиппины. Основной темой переговоров в Маниле стала активизация военно-технического сотрудничества между США и Филиппинами.

Незадолго до начала визита Обамы в АТР, стороны завершили 8-й раунд переговоров по сотрудничеству в сфере обороны и подписали соглашение сроком на 10 лет о расширении военного присутствия США на Филиппинах. Согласно договору, США дополнительно направят военные корабли и самолеты, а также американская армия получит возможность частично пользоваться военными базами Филиппин. Речь идет о восстановлении базы Субик-Бей, где военнослужащие США дислоцировались на протяжении всего XX века до 1991 года когда Сенат Филиппин заявил об аннулировании соглашения по военной базе.

Таким образом, на фоне обострения отношений с Пекином по поводу спорных островов в Южно-Китайском море Манила пересматривает свои позиции в вопросе американского военного присутствия и делает ставку на помощь Вашингтона.

Между тем, на состоявшейся после переговоров совместной пресс-конференции Обама заявил, что США не будут поддерживать какую-либо сторону в вопросе морских споров между Филиппинами и Китаем и страны должны урегулировать территориальные споры через переговоры.

Заявление главы Белого дома не могло прозвучать в ином ключе, так как сам факт возвращения США в Субик-Бей уже сильно нервирует пекинское руководство. Поэтому Обама счел нужным проявить дипломатическую тонкость. С другой стороны, подобная формулировка условий поддержки вполне устраивает и Манилу.

Появление американской базы на Филиппинах следует рассматривать в контексте расширения военного присутствия США в регионе АТР в целом. В экспертном сообществе заговорили о формировании в регионе «великой антикитайской стены», что подтверждают события последних лет. В конце 2011 года США и Австралия договорились о размещении американского воинского контингента на базе Дарвин на севере страны. Вашингтон также получил согласие Сингапура на использование военно-морской базы Чанги где будут базироваться четыре военных корабля USS Freedom. Военное присутствие в Чанги напрямую позволяет влиять на ситуацию в Малаккском проливе, через который проходит основной поток китайского импорта нефти. В целом же, в рамках «стратегического поворота» Вашингтон планирует к 2020 году разместить в АТР 60% ВМФ США.

Выводы

Апрельский визит Обамы знаменует собой начало нового этапа в реализации тихоокеанской стратегии США. В ходе своего азиатского турне американский президент укрепил союзнические отношения США с государствами региона:

Во-первых, Обама подтвердил приверженность Вашингтона своим обязательствам по защите союзников, показав тем самым серьезность намерений США играть в АТР более активную роль, обеспечивать своим партнерам в регионе гарантии безопасности и военную поддержку, одновременно развивая экономическое сотрудничество. Очевидно, что этот курс направлен на ограничение свободы действий КНР в его региональной политике.

Во-вторых, США дали понять, что будут пресекать попытки в одностороннем порядке изменить статус-кво в регионе и не допустят повторения крымского сценария в АТР. В то же время, сохранение существующего порядка означает консервацию проблемы территориальных споров, что будет источником регулярных конфликтов между Пекином и его соседями. Жесткая политика КНР по спорным территориям будет вынуждать страны региона искать покровительства Вашингтона.

В-третьих, американская сторона заключила важные соглашения в сфере военного и экономического сотрудничества со странами АТР. Но успехи в продвижении экономического присутствия США по сравнению с военными  оказались более скромными. Обама не смог добиться от Японии и Малайзии подписания давно ожидаемого Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП), что не прибавило ему популярности дома.

В-четвертых, осторожные заявления американского президента о том, что США не против роста Китая, говорит о том, что Вашингтона намерен продолжать политический диалог с китайской стороной, не идя с ним на конфронтацию. Тем самым США пытаются не допустить чрезмерного сближения Москвы и Пекина.

Рубрики:  Америка, Азия