Индонезия на перепутье

Джоко Видодо. Источник фото: furfur.me 22 июля 2014 года в одной из самых значимых стран Азиатско-Тихоокеанского региона – Индонезии прошли президентские выборы, в результате которых лидером страны стал Джоко Видодо. Для индонезийского государства июльские выборы стали отличной возможностью мирной передачи власти от одной политической элиты к другой. Таким образом, опыт Индонезии может рассматриваться в качестве модели политической модернизации без вмешательства в этот процесс так называемого политического арбитра. Например, армии, что характерно для ряда восточных стран.

Джоко Видодо набрал свыше 53 проц. от общего числа проголосовавших (около 71 млн.). За его оппонента, отставного генерал-лейтенанта Прабово Субианто, отдали голос 46 проц. избирателей.

Прошедшие выборы имеют огромное значение для индонезийского общества по многим причинам. В том числе и в плане развития демократии в стране. Дело в том, что Джоко Видодо, которого в народе называют Джокове, является первым главой государства, кто не аффилирован со старой политической военной элитой, находящейся у власти со времен генерала Мухаммеда Сухарто. Последний пришел к власти в результате событий 1965 года, когда в результате попытки мятежа были разгромлены местные коммунисты, и правил до 1998 года, когда ушел в отставку под давлением народных протестов после обострения экономических проблем страны на фоне азиатского кризиса.

Победа Джоко Видодо стала следствием его успешной политической деятельности на посту мэра столицы страны Джакарты. С одной стороны, его считают эффективным менеджером. С другой стороны, он активно проводил социальные реформы, направленные на защиту беднейших слоев населения – выступал за бесплатное образование и медицинское страхование. Прозрачность при проведении тендеров закупок на нужды города, открытый электронный аудит и уплата налогов онлайн снискали ему славу справедливого и неподкупного руководителя новой формации. К этому же ряду можно отнести возрождение старой яванской традиции «блусукан», то есть неожиданное посещение мэром различных мест в городе с целью лично выслушать жалобы и критику местной власти со стороны простых людей.

Соперник Видодо генерал-лейтенант в отставке и зять президента Сухарто Прабово Субианто ассоциировался у избирателей не только с прежним режимом, но и с влиятельной армией. У Субианто был свой весьма значительный электорат, представленный средними и высшими слоями общества, в основном проживающими в городах. Их привлекла предвыборная платформа генерала, основанная на активной защите национальных интересов. Консервативная часть избирателей видели в нем сильного лидера, способного управлять неспокойным обществом Индонезии и удерживать страну от возможного хаоса.

Кроме того, Субианто опирался на влиятельные религиозные круги. Ему удалось найти компромисс с религиозной группировкой «Исламский Фронт Защиты», которая организовывала нападения на религиозные меньшинства и тех мусульман, которые не относились к суннитам. С учетом влияния в Индонезии религиозного фактора поддержка мусульманских организаций имеет огромное значение. Но, несмотря на поддержку военных, консервативной части электората и исламских организаций Прабово Субианто не смог одержать победу. Однако при этом генерал не стал опротестовывать результаты выборов в Конституционном суде, хотя вполне мог не признать итоги выборов и организовать акции протеста. Иначе говоря, пустить Индонезию по пути Афганистана, где сейчас происходит открытый конфликт между двумя кандидатами в президенты.

Возможно, причина мирного исхода индонезийских выборов, где кандидаты шли ноздря в ноздрю и страсти кипели очень даже нешуточные, связана с тем, что Видодо пользуется поддержкой другой группы влиятельных военных и представителей старого режима. К примеру, его поддерживает прежний президент страны Сусило Бамбанг Юдойоно, бывшей генерал, сделавший свою военную карьеру в период нахождения у власти Сухарто.

Раскол в старой политической элите страны стал еще одним важным фактором, оказавшим влияние на достижение общенационального консенсуса. Именно Юдойоно поддержал Джокове и выдвинул его на пост президента от своей партии, несмотря на то, что Видодо не имел никого отношения к временам Сухарто и, следовательно, не рассматривался представителями старой элиты как кандидат на главный политический пост в стране. Сделав ставку на человека, не имеющего большого политического опыта и не входящего в число «своих», Юдойоно надеялся сохранить определенное влияние на своего протеже и тем самым оказывать воздействие на принятие решений в руководстве страны. Безусловно, внутри «старой» армейской элиты всегда была внутренняя борьба, но теперь сделав ставку не на «своего», Юдойоно нарушил статус-кво.

Однако, тот факт, что Субианто не стал бороться за отмену результатов, хотя многие именно этого от него ожидали, говорит о том, что прежняя элита в целом смогла найти общий язык. Следовательно, ее уровень договороспособности значительно возрос. Во многом поэтому огромная страна, расположенная на 17 тыс. островах, со множеством этнических и религиозных различий и большим количество проблем, смогла обеспечить мирный переход власти в рамках демократических процедур.

Теперь новому президенту Индонезии необходимо решить ряд сложных вопросов, в первую очередь, связанных с экономикой страны. На фоне быстрорастущего населения и как результат ежегодного притока на рынок труда сотен тысяч молодых людей, поддержание темпов роста экономики на уровне 5-6 проц. становится одной из важнейших задач. Учитывая ориентированность экономики на внешние рынки, укрепление конкурентоспособности государства является еще одним важным аспектом деятельности нового правительства. В реформах либерального характера, совершенствовании инфраструктуры и развитии энергетики Джоко Видодо видит пути по достижению стабильного экономического развития.

Однако для решения поставленных задач правительству понадобится около 60 млрд. долл. Возможно часть этой суммы составят инвестиции зарубежных компаний, с которыми Джокове обещал не пересматривать контракты. Другую же часть должны покрыть государственные инвестиции, которые могут быть найдены за счет сокращения социальных программ или  сокращения субсидий на горюче-смазочные материалы. Эти и другие непопулярные меры могут негативно сказаться на беднейших слоях населения, составляющих большую часть электората Джокове. Новый президент стоит перед сложной дилеммой – поставить под удар своих избирателей или пойти на уступки крупному бизнесу.

Отсутствие поддержки президента со стороны религиозных партий значительно осложняет внутриполитическую ситуацию. Субианто сумел объединить исламистов в коалицию, и теперь президент Видодо должен будет найти баланс между всеми религиозными группами и их лидерами.

Полиэтнический состав Индонезии требует от Видодо укрепления и развития политики толерантности, которая соответствует его имиджу поборника демократии. Правительство должно проводить сбалансированную политику, не ущемляющую права ни этнических меньшинств, ни «титульной» нации. Между тем в период предвыборной гонки был запущен слух, что Видодо является христианином с китайскими корнями. Ему удалось в определенной степени развеять слухи, но осадок все равно остался. Поэтому любое послабление в адрес религиозных и этнических меньшинств может привести к новым подозрениям. Помимо этого, сразу после своей инаугурации, Джоко Видодо нужно будет решить очень деликатный вопрос, связанный с передачей власти в Джакарте. Дело в том, что первым заместителем Джокове на посту городского главы был христианин и индонезиец китайского происхождения Басуки Тяхая Пурнама. Теперь, согласно существующему закону, Пурнама должен получить должность губернатора Джакарты. Но в условиях достаточно напряженной межэтнической ситуации следует опасаться, что назначение нового мэра может спровоцировать погромы в китайских кварталах, которые уже имели место в 1998 году. В этой связи президент стоит перед сложной дилеммой: как договориться с исламскими партиями, не повредить своему имиджу и не допустить межнациональных столкновений.

Довольно серьезной проблемой для нового главы государства становится восприятие индонезийцами внешнеполитического имиджа Джоко Видодо. Его курс на демократизацию страны имеет широкую поддержку со стороны Европы, США и даже Китая, который рассматривает Видодо как защитника китайской диаспоры в Индонезии. Однако, в условиях небывалого повышения индонезийского патриотизма, его внешнеполитические шаги будут с особой тщательностью рассматриваться на предмет соответствия национальным интересам государства, как его сторонниками, так и оппонентами.

Словом, новый президент Индонезии стоит перед сложнейшими вызовами. Если он не будет последовательным в своей политике или же проявит слабость, не сможет договориться со всеми участниками политического процесса, то в конечном итоге рискует остаться без поддержки своих избирателей и потерять доверие элит.

Таким образом, прошедшие выборы стали своего рода испытанием для политических элит Индонезии на предмет способности договариваться об общих интересах. В случае, если они смогут прийти к консенсусу, процесс политической модернизации страны не потребует вмешательства политических арбитров, как это, например, происходит сегодня в Таиланде.

Рубрики:  Азия