Военная стратегия Китая

26 мая китайское руководство опубликовало новую военную доктрину Китая. В документе отмечены четыре наиболее важных направления развития оборонных сил страны: океан, открытый космос, ядерные силы и киберпространство.

Однако в условиях нарастания геополитического противостояния в Тихом океане между США и КНР, а также на фоне роста напряженности в Южно-Китайском море, особый интерес вызывает военно-морское направление доктрины. В данном раздели произошел ряд существенных изменений. В документе четко обозначено, что теперь военно-морской флот усилит «защиту границу в открытом море, а не только вдоль своей береговой линии». В свою очередь, США и Япония впервые были названы как страны, которые дестабилизируют стратегическое окружение Китая, и чьи действия могут привести к конфликту. Корректировка позиций КНР может быть связанна: во-первых, с действиями США в АТР, Вашингтон предпринимает активные попытки по оживлению своих отношений со странами АСЕАН, направленными на более глубокое сотрудничество в военной сфере.

Во-вторых, эта политика японского премьер-министра Синдзо Абэ направленная на изменение роли вооруженных сил Японии, что на данном этапе привело к началу процесса по пересмотру интерпретации 9-ой статьи конституции Японии, которая запрещает: иметь армию, участвовать в боевых действиях и использовать войну для решения международных споров. Более того, в начале мая этого года во время семидневного визита Абэ Синдзо в США, были пересмотрены «Руководящие принципы японо-американского оборонного сотрудничества». Новая редакция соглашения позволит двум государствам расширить географические рамки двустороннего сотрудничества, увеличить число областей взаимодействия и усилить оперативное взаимодействие в рамках альянса.

Одним из ключевых моментов в новой доктрине Пекина является подчеркивание существующей угрозы китайским интересам на море, что нашло свое отражение в т.н. концепции перехода к активной обороне: «Китай не будет нападать первым, но в случае нападения на него нанесет ответный удар». Этот тезис нужно рассматривать через проблему существования спорных районов в Южно-Китайском море, которые Пекин рассматривает как свои «суверенные территории». Любое нарушение «суверенитета» в оспариваемых районах может  теперь трактоваться руководством КПК как нападение на его территорию, что по логике должно будет привести к ответным мерам. В связи с этим любой конфликт с Японией, Вьетнамом, Филиппинами и некоторыми другими странами из-за спорных островов может привести к открытому противостоянию. Поэтому возникает вполне резонный вопрос, почему Пекин так жестко ставит вопрос о спорных территорий.

В некотором смысле это можно объяснить внутренними обстоятельствами. Пекин сегодня активно использует тему патриотизма во внутренней политике, что создало условия для роста патриотических настроений среди граждан КНР. Это накладывает на китайские власти определенные обязательства. Граждане Поднебесной хотят, чтобы руководство КНР было более принципиально в отношении «суверенной территории» в Южно-Китайском море. К примеру, жители Китая очень остро реагировали на антикитайские погромы во Вьетнаме в мае 2014 года, вызванные столкновением вьетнамских рыбацких судов и военных кораблей Китая в спорных водах, высказывались мнения о необходимости военного вмешательства для защиты китайцев.

Правда, нельзя не отметить и влияние внешнего фактора в выборе столь жесткой формулировки. Возможно Пекин, таким образом, пытается давить на США, демонстрируя, что отступать теперь Китаю некуда. Потому что в Пекине не могут не понимать, что поддержка американцами их оппонентов в корне меняет ситуацию в борьбе за спорные территории.

Новая доктрина также отражает изменения в отношениях Китая и России. Теперь согласно ей Народная освободительная армия Китая (НОАК) будет развивать комплексное и устойчивое военное взаимодействие со своими российскими коллегами. Видимо данное взаимодействие в основном будет происходить и в военно-морском контексте, о чем свидетельствуют совместные учения в Средиземном море и предстоящие маневры в Тихом океане. Эти действия Пекина и Москвы, скорее всего, направлены на то, чтобы продемонстрировать способность обоих государств кооперироваться и совместно проецировать свою силу в мировом океане в целом.

Для Казахстана и для Центральной Азии в целом новая военная доктрина Китая имеет большое значение и не только в силу углубляющегося экономического сотрудничества. Очевидно, что Китай направляет свои основные усилия в азиатско-тихоокеанском направлении. В связи с этим западное направление приобретает для Китая стратегически важный характер. Главным приоритетом Пекина является здесь поддержание стабильности и развитие транспортных артерий в Европу.

При этом для Казахстана основной гипотетически вероятный вызов может быть связан с тем, что два крупнейших государства, граничащих с нашей страной, будут вовлечены в какое-то противостояние с США. Это может сильно отразиться на внешней политики страны и серьезно сузить пространство для маневра. Поэтому необходимо внимательно следить за разворачивающейся борьбой в Тихом океане, которая может предопределить будущую мировую архитектуру.

Рубрики:  Азия