Узбекистан в эпоху перемен?

2 сентября правительство Узбекистана объявило о том, что президент Узбекистана Ислам Каримов, госпитализированный ранее с инсультом, скончался.

Информация о тяжелом состоянии Каримова и его смерти вызвала волну дискуссий в регионе и за его пределами о будущем ключевого для всей Центральной Азии государства. В экспертной среде высказываются мнения о том, что уход Каримова может повлечь за собой масштабный политический кризис в стране, система управления которой тесно привязана к личности первого президента. Последствия и масштаб политической дестабилизации Узбекистана с его тридцатимиллионным населением могут оказаться непредсказуемыми для всего региона.

Сегодня внутриполитическая ситуация в Узбекистане остается спокойной. Внешних признаков того, что началась активная борьба за власть, не наблюдается. Об этом свидетельствует также отсутствие изменений в составе и в статусе членов политической элиты. К примеру, не подтвердилась информация об аресте первого вице-премьера и министра финансов Рустама Азимова. Можно предположить, что внутри элиты достигнут определенный компромисс по вопросу политического будущего страны.

В соответствии с конституцией республики временно исполняющим обязанности президента Узбекистана был назначен председатель Сената Нигматулла Юлдашев. Он не известен широкой публике и рассматривается многими как компромиссная политическая фигура. Вероятно, функции председателя сената в ходе транзита власти будут заключаться в технической реализации заранее согласованного сценария выбора преемника.

В этой связи можно вспомнить события в Туркменистане после смерти Сапармурата Ниязова, когда по конституции обязанности президента должен был исполнять председатель парламента Овезгельды Атаев, но против него внезапно было возбуждено уголовное дело. Таким образом, отсутствие политических амбиций у Юлдашева имеет важное значение в контексте обеспечения плавного транзита власти.

Пока неизвестно, когда состоятся президентские выборы, но в целом, можно предположить, что смена власти в Узбекистане будет проходить в относительно стабильном ключе. Политическая элита страны характеризуется достаточно высоким уровнем консолидации. Оппозиционные силы играют незначительную роль в политической системе Узбекистана. К тому же существенным фактором внутриполитической стабильности выступают силовые структуры в лице МВД и Службы национальной безопасности (СНБ), которые контролируют ситуацию на местах.

В то же время основная неопределенность заключается в прочности достигнутых соглашений между основными претендентами на президентский пост.

В качестве потенциальных преемников Каримова можно назвать нынешнего премьер-министра Узбекистана Шавката Мирзияева и его первого заместителя и по совместительству министра финансов Рустама Азимова. Оба политика занимают высокие позиции в элитных группировках и пользуются поддержкой влиятельных региональных кланов.

На сегодняшний день позиции Мирзияева выглядят более сильными, что связано с его широкими полномочиями в качестве премьера. Также отмечаются хорошие отношения Мирзяева с силовиками, особенно с руководителем СНБ Рустамом Иноятовым. Весьма символично, что именно премьер Мирзияев руководил подготовкой траурных мероприятий и возглавил комиссию по похоронам Каримова. Все это указывает на то, что, вероятней всего, Шавкат Мирзияев станет следующим президентом Узбекистана.

В данной связи возникает вопрос о том, как изменится позиция Рустама Азимова в будущем. Не исключено, что в случае избрания Мирзияева главой государства, Азимов займет освободившееся кресло премьер-министра. При реализации данного сценария Азимов, которого наблюдатели относят к крылу реформаторов, получит возможность провести определенные реформы в народном хозяйстве Узбекистана.

Важно отметить, что оба кандидата в президенты являются системными игроками, в связи с чем не следует ожидать резких изменений во внутриполитическом курсе Узбекистана.

Очевидно, что важной частью внутриэлитных соглашений станет будущее членов семьи президента, в частности его дочерей Гульнары и Лолы. Примечательно, что Гульнара, старшая дочь президента, отсутствовала на похоронах отца и по некоторым сведениям уже покинула Узбекистан. Скорее всего, представители семьи отстранятся от большой политики и получат гарантии неприкосновенности своих позиций и материальных активов.

Кандидатура будущего преемника Каримова вызывает чрезвычайный интерес у внешних акторов. Но в контексте транзита власти в Узбекистане влияние внешнего фактора носит довольно ограниченный характер. За все эти годы в Узбекистане сколь-нибудь серьезного иностранного лобби не сложилось, что стало результатом маятниковой внешней политики и преимущественно закрытой экономической системы.

Вместе с тем, ряд экспертов указывает на то, что премьер-министр Мирзияев имеет серьезную поддержку Москвы и ожидают скорого сближения Ташкента с Москвой, в том числе в рамках Евразийского экономического союза и ОДКБ.

Но, судя по всему, во внешнеполитическом курсе страны сохранится преемственность и Ташкент продолжит политику многовекторности, как ее понимают узбекские власти. В данной связи обращает на себя внимание последнее обращение Каримова народу Узбекистана в связи с 25-летием государственной независимости, сделанное 31 августа. В поздравлении, где подводятся итоги социально-экономического развития страны за годы независимости и даются заветы будущим поколениям, в качестве основных принципов внешней политики Узбекистана отмечаются  неприсоединение к военно-политическим блокам и недопущение размещения на своей территории иностранных военных баз. В свою очередь, нынешняя модель экономического развития Узбекистана не предполагает участия республики в интеграционных проектах. Таким образом, пока нет оснований полагать, что Ташкент откажется от приоритета двустороннего формата сотрудничества с другими странами.

По мнению некоторых экспертов, Узбекистан может столкнуться с угрозой религиозного экстремизма. Согласно им, в условиях вакуума власти исламские радикалы могут спровоцировать беспорядки в некоторых регионах страны, в том числе в Ферганской долине. В то же время, сложно говорить о наличии в Узбекистане социальной почвы для широкого распространения религиозного экстремизма.

Хотя успешный транзит власти в Узбекистане и способен решить важную проблему преемственности власти, перед Ташкентом стоят очень сложные задачи. Прежде всего, преемник Каримова и его команда сталкиваются с вызовом ухудшающейся социально-экономической ситуации. Падение цен на узбекский экспорт создает властям проблемы с исполнением бюджета. Второй год подряд сокращаются объемы денежных переводов мигрантов из России, что наряду с массовой безработицей и бедностью значительной части населения, способствуют росту социальной напряженности в узбекском обществе. К тому же в условиях сокращения экономических ресурсов возникает риск внутриэлитных конфликтов. При всем при этом важно исходить из того, что преемник Каримова не будет обладать таким объемом власти, как первый президент.

Кроме того, в среднесрочной перспективе Узбекистан будет испытывать растущее давление демографического фактора. По прогнозам ООН, к 2025 году население страны вырастет до 34 млн. человек, что усилит давление на социальную сферу.

Не менее важный вопрос касается того, сохранится ли действующий экономический курс Узбекистана с акцентом на жесткое импортозамещение и плановое хозяйство, что во многом отражало экономические взгляды именно Каримова. Несмотря на определенные положительные результаты, нынешняя модель развития привела к излишней зарегулированности и закрытости узбекской экономики. Или же новые власти предпримут шаги в сторону частичной либерализации экономических отношений? При этом понятно, что речь не идет о проведении «шоковой терапии», так как радикальные преобразования дестабилизируют политическую ситуацию. Проблема заключается в том, что из-за того, что принципиальные реформы откладывались все эти годы, их последствия могут оказаться намного болезненнее для населения.

У Ташкента сохраняются сложные отношения со своими соседями. Наблюдается эскалация противоречий между ним и Таджикистаном. Существуют острые конфликты Узбекистана с Кыргызстаном, решение которых потребует от властей новых подходов.

В целом же, на сегодняшний день Узбекистан входит в фазу неопределенности. Есть большая надежда на то, что страна успешно пройдет все испытания.

 

Рубрики:  Центральная Азия