Индия – Пакистан: «дружба» закончилась?

29 сентября представитель вооруженных сил Индии сделал неожиданное заявление. По его словам индийская армия нанесла серию «хирургических ударов» в Кашмире, чтобы предотвратить атаки боевиков со стороны Пакистана. В ответ на это пакистанцы ответили артиллерийским огнем по позициям индийских военных.

Кашмир, напомним, является самой болезненной темой в очень сложных отношениях Индии и Пакистана. Из-за спорного штата, где отсутствует государственная граница, в прежние годы начинались индо-пакистанские войны. Сегодня Дели постоянно упрекает Исламабад в поддержке террористов и сепаратистов, действующих в индийской части Кашмира.

Очередное обострение в штате началось еще 18 сентября, когда боевики атаковали индийский батальон близ города Ури, в результате чего погибло 18 военнослужащих. Руководство Индии обвинило в нападении группировку «Джаиш-э-Мохаммад» («Воинство Мухаммеда»), которые, якобы, пришли с пакистанской стороны.

Здесь следует отметить, что столь резкая реакция Дели на произошедшие события не вписывается в политический курс, проводимый кабинетом индийского премьера Нарендра Моди в отношении Пакистана. Он казался тем лидером, который хотел зарыть «топор войны» в отношениях с Исламабадом. К примеру, победив на выборах в 2014 году, Моди пригласил своего пакистанского коллегу Наваза Шарифа на свою инаугурацию. В декабре 2015 года Моди провел с ним еще одну встречу в городе Лахор - возвращаясь из поездки в Россию и Афганистан, он совершил незапланированный визит в Пакистан. Вообще в последнее время индийский премьер предпринимал разные меры для укрепления экономического и торгового сотрудничества между государствами.

На этом фоне, безусловно, не совсем понятны причины, которые заставили Моди пойти на резкое обострение отношений с Пакистаном. Так, по информации газеты «The Hindustan Times», премьер лично руководил операцией индийских вооруженных сил.

Возможно, ответ на вопрос «что изменилось?» следует искать в сложной внутриполитической обстановке, сложившейся к настоящему времени в Индии. Дело в том, что в 2015 году «Бхаратия Джаната парти» (БДП), лидером которой является Нарендра Моди, проиграла ряд региональных выборов. Особенно чувствительные поражения были нанесены БДП в столице страны Нью-Дели и в штате Бихар. Неудачи в Бихаре следует рассматривать как сигнал, предупреждающий партию о потере основной части электората, который помог ей прийти к власти в 2014 году.

«Бхаратия Джаната парти» принадлежит скорее к правому крылу политического спектра Индии. Однако на выборах в Бихаре большинство индусов из низших и средних каст, разделяющих национально-патриотические идеи БДП, голосовали против нее. Более того, в этом штате проживают индусы и мусульмане, между которыми постоянно возникают серьезные трения. Несмотря на это БДП проиграла штат, хотя всего годом ранее одержала здесь уверенную победу.

В 2017 году в Индии снова будут избирать депутатов в региональные парламенты, в том числе и в самом крупном штате страны – Уттар-Прадеш. Выборы, возможно, будут проходить на фоне массовых выступлений по всей стране. Причины и поводы везде разные, но объединяет их недовольство граждан своим социально-экономическим положением. К примеру, в начале сентября этого года прошли акции протестов на востоке страны. Вышедшие на улицу требовали от правительства установления минимальной зарплаты в размере 692 рупий в день (около 10 долл.) и увеличения социальных обязательств государства.

Но, пожалуй, самым опасным для властей Индии могут стать кастовые бунты. В стране все кастовые привилегии были отменены и данное положение было закреплено конституцией. Однако даже Основной закон не может изменить сознание граждан. Ярче всего это отражается на отношении населения к самым низшим «неприкасаемым» кастам, например далитам или хиджра.

Индусы верят, что рождение человека в касте «неприкасаемых» – это расплата за негативные деяния в прошлых жизнях, и что прикосновение к «неприкасаемому» может осквернить. В стране около 150 млн. человек являются выходцами из «неприкасаемых». В основном они живут в сельской местности, где им не позволяют пользоваться колодцами и не пускают в ту часть села, где живут другие касты. Местные власти часто игнорируют нужды «неприкасаемых», не выделяя достаточных средств для районов их компактного проживания. Рожденным в этой касте в основном достается тяжелая, грязная и невостребованная работа – уборка туалетов или утилизация трупов животных.

Акции протестов низших каст начались этим летом в Гуджарате, родном штате Нарендра Моди, где он начинал губернатором. Поводом стало убийство представителей низших каст группировкой «защитников коров». «Неприкасаемые» отказались делать свою работу до тех пор, пока преступники не будут наказаны. Это решение полностью парализовало работу коммунальных служб штата. В городах и селах образовались горы мусора, на улицах лежали разлагающиеся туши коров, к которым представители других каст прикасаться не могут.

«Мусорный кризис» вновь актуализировал в обществе острую проблему недовольства политикой властей, в том числе и в отношении каст. Не только «неприкасаемые», но уже и представители других каст выступают за реформирование кастовой системы, а также за отмену кастовых квот в парламентах, на государственной службе и в вузах.

Таким образом, в последнее время Индию все чаще будоражит огромное количество протестов, которые негативно сказываются на рейтинге БДП и премьер-министра. Именно в этих условиях было совершено нападение на индийскую воинскую часть. Не исключено, что Нарендра Моди увидел в этом возможность напомнить обществу, что есть более серьезная угроза Индии и исходит она от давнего соперника и противника.

Премьер-министра Моди понять можно. Ему никак нельзя проиграть предстоящие выборы, поскольку это поставит под вопрос всю проводимую им политику. Используя образ внешнего врага, Моди мобилизует индийское общество и пытается вернуть голоса бедного и среднего класса страны. Пакистанская угроза, как обычно, позволяет делать это без особых усилий.

Впрочем, нужно признать, что Нарендра Моди в отличие от некоторых своих предшественников, пытается наладить диалог между Дели и Исламабадом. Но, по всей видимости, политическая целесообразность заставила и его вспомнить давно проверенный и хорошо работающий метод. Весьма примечательно, что нападение на индийских военных произошло именно в тот момент, когда это было на руку индийскому премьеру. А ведь еще недавно он так много говорил о своих дружеских отношениях с пакистанским премьер-министром.

Рубрики:  Азия