Экономика Казахстана: итоги 2016 года

Изменения в экономике Казахстана за прошедший 2016 год интересны в первую очередь с точки зрения того, как проявили себя новые реформы, в частности, подошел к концу первый и полный бюджетный год с момента перехода к свободному формированию курса тенге. Также необходимо учитывать условия прошлого года - это продолжающийся спад цен на сырьевых рынках, замедление роста мировой экономики, пониженные с начала года ставки ВТО.

Ожидалось, что указанные выше факторы могут дать самые разные результаты. Часть экспертов и политиков утверждали о необходимости одномоментной девальвации с точки зрения снижения стоимости экспорта как одного из видов поддержки внутреннего производителя. Этот аргумент стал почти универсальным в дискуссиях о необходимости девальвации. Безусловно, выдвигались мнения о том, что в одномоментной девальвации нет никакой необходимости.

В целом, правительством прогнозировался рост экономики на 0,5 проц.[1] В основном подобный прогноз строился на ожиданиях небольшого роста цены на нефть. Здесь же можно предположить, что так как нефтяные доходы аккумулируются в Национальном фонде, речь шла о прямых государственных  инвестициях и соответственного роста ВВП.

Исходя из этого, появляются несколько основополагающих вопросов. Как снижение доходности нефтяного сектора повлияло на состояние бюджета и национального фонда? Каков оказался эффект от девальвации для промышленности, экспорта и инфляции? Как изменялись внутренние потребительские цены?

По словам министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева за девять месяцев текущего года экономика Казахстана выросла на 0,4 проц.[2] Это практическое исполнение целевого показателя 0,5 проц., о котором говорил глава государства еще в начале года. Также министром было отмечено, что основной вклад в рост ВВП внесли строительный, транспортный и аграрный секторы. Это указывает на то, что отмеченный рост действительно был обеспечен за счет усиления государственных инвестиций в строительство инфраструктурных объектов по программе «Нурлы Жол». В частности, это трансферты и покупка облигаций на средства Национального фонда, Национального Банка и Пенсионного фонда. Учитывая, что средства из указанных фондов формируются нефтяным сектором, можно говорить о том, что рост экономики был обеспечен главным образом за счет нефтяных доходов.

Национальный фонд

Стоит обратить внимание на продолжающееся падение цен на энергоносители. Так, по данным Всемирного Банка средняя цена на нефть за 2016 не превысила 42 долл.[3] – это уже на 25 проц. ниже и без того низких цен в 2015-м. Безусловно, это должно было отразиться на финансовом состоянии нефтегазового сектора, налоговые поступления от которых пополняют Национальный фонд.

По данным Комитета государственных доходов (КГД) за 2016 год в Нацфонд в январе-ноябре поступило налогов на 955 млрд. тенге. Для сравнения, за тот же период прошлого года поступления составили 1 трлн. 528 млрд. тенге.[4] То есть поступления снизились на 60 проц. Расходы же Национального фонда в виде гарантированных и целевых трансфертов оставались утвержденные – 2,4 трлн. тенге. Таким образом, дисбаланс налоговых доходов и расходов составил почти 1,5 трлн. тенге или около 4,1 млрд. в долларовом эквиваленте.

В итоге, средства Нацфонда за 2016 год снизились с 64 до 61 млрд. долл.[5] Как можно заметить, снижение до 59 млрд. долл. не произошло благодаря инвестиционному доходу в долларах США. Дело в том, что при ослаблении курса тенге, активы Нацфонда показывают пассивный рост в тенговом эквиваленте.

Бюджет

Доходная часть республиканского бюджета также косвенно пополняется за счет поступлений от нефтяного сектора через гарантированные трансферты Нацфонда. Интересно, что в отличие от налоговых поступлений в Нацфонд, налоговые поступления в бюджет (не связанные с нефтяным сектором) показали рост. Так, налоговые сборы за январь-ноябрь составили 5,4 млрд. тенге[6], что на 1,3 млрд. тенге больше, чем за тот же период прошлого года.

Возникает вопрос, чем был обеспечен указанный рост? Стоит обратить внимание на структуру налоговых доходов. Так, по данным КГД, в сравнении с 2015 годом, сумма подоходных налогов за 2016 выросла на 23 проц., сумма НДС на 34 проц.[7] В свою очередь, объем собранных импортных пошлин выросла всего на 12 проц.

Как видно, налоги на внутреннее потребление выросли в разы больше, чем объем импортных пошлин. Из этого можно сделать вывод о том, что налоговые поступления в бюджет увеличились главным образом за счет роста цен на товары и услуги. Так, согласно данным статкома, цены на товары и услуги за 2016 выросли на 16 проц.[8] Это несомненно повлекло за собой и рост налогов за их потребление. Это можно увидеть по объему розничной торговли за 2016 год, который вырос на 17 проц. только за счет инфляции, так как физический объем практически остался на том же уровне – 0,5 проц. Также из этого можно сделать вывод, что уровень инфляции в уходящем году составил не менее 16,5 проц.

Промышленность и экспорт

Проведенная еще в 2015 году девальвация и отмена фиксированного курса тенге теоретически должны были снизить стоимость экспорта и увеличить стоимость импортной продукции. Соответственно, участниками рынка и правительством ожидалось улучшение условий для внутреннего производителя для экспорта, и, как минимум, освоение собственного рынка.

Судя по данным статкомитета, стоимость экспортного товара в Казахстане за январь-октябрь 2016 года действительно снизилась на 8 проц.[9] по отношению к прошлому году. Однако данный показатель достаточно скромный по сравнению с масштабами понижения курса. К тому же заметна тенденция постепенного удорожания экспорта. К примеру за период январь-май экспорт был дешевле на 14 проц. по сравнению с тем же периодом 2015 года.

Стоимость импортного товара, напротив, снижается. За январь-октябрь его цена снизилась на 7 проц. по отношению такого же периода 2015 года. Аналогично стоимости экспорта, стоимость импорта постепенно возвращается к додевальвационому ровню, т.е. экспортный товар начинает расти в цене, тогда как импорт становиться дешевле. Интересно, что эта тенденция продолжается даже несмотря на то, что курс тенге заметно не укрепляется.

Безусловно, эти процессы не возможно назвать благоприятными для внутренних участников рынка, в особенности для экспортоориентированного производителя. Причиной указанных тенденций мог бы быть валютный паритет, в особенности тенге к российскому рублю. Однако в течение года соотношение «5 к 1» остается, несмотря на очень мелкие колебания.

Другой вероятной причиной может являться транспортная составляющая цены на экспорт. Известно, что уменьшение объемов поставок автоматически делает их дороже. Возможно низкий спрос у основных торговых партнеров Казахстана – России и ЕС – снизил объемы поставок. Это предположение могут подкрепить данные о снижении экспортных поставок. Согласно данным статкомитета Казахстана, экспорт за 2016 (январь-октябрь) действительно снизился до 29 млрд. долл. или на 26 проц. сравнительно того же периода 2015 года. Импорт снизился до 20 млрд. долл. или на 22 проц.[10]

В целом, за 2016 год физические объемы промышленной продукции снизились на 1,4 проц. несмотря на рост кредитования на 14 проц. Напротив, аграрный сектор показал рост в 4,5 проц. при росте кредитования 19 проц.

Таким образом, можно увидеть ситуацию в которой инфляция косвенно увеличивает налоговые поступления в бюджет, тем самым поддерживая уровень расходов. Возможно при сохранении подобной ситуации станет возможным снижение ежегодных трансфертов Национального фонда, учитывая, что подобная задача уже поставлена перед правительством.

В то же время заметно, что рост экономики в 2016 году по большой части обеспечивался государственными инфраструктурными инвестициями, за счет средств Национального фонда. Однако расходы Нацфонда продолжают перекрывать доходную часть, т.е. происходит постепенное истощение.

Интересно, что другой источник доходов Нацфонда – инвестиционные доходы от курсовой разницы в некоторой степени способствуют поддерживанию баланса доходов и расходов. Другими словами, активы Национального фонда увеличиваются в тенговом выражении по мере ослабления курса тенге.

Между тем ослабление курса тенге вопреки ожиданиям не становится драйвером экспорта либо импортозамещения. Несмотря на важность валютной поддержки экспорта, можно сделать вывод, что транспортные издержки, уровень спроса, качество самого предложения стали более весомыми факторами, по крайней мере в подходящем к концу 2016 году.

 Приложение

Далее приведены основные макроэкономические данные за 2016 в сравнении с предыдущим годом.

 

Показатель

Рост/снижение в %

ВВП

0,4

Налоговые поступления в бюджет

23

Средства Нацфонда

-5

Экспорт

-26

Импорт

-22

Кредиты экономике

-6

Цена импорта

8,2

Цена экспорта

-8

 

 


[4] Статистика Комитета государственных доходов МФ РК. Налоговые поступления в Национальный фонд

[6] Там же

[7] Статистика Комитета государственных доходов МФ РК. Налоговые поступления в Государственный бюджет

[9] Там же

[10] Внешняя и взаимная торговля. Комитет по статистике МНЭ РК

 

 

Рубрики:  Казахстан