Антон Бугаенко о внешней политике Казахстана

Казахстан занял 70-е из 163 мест в рейтинге миролюбивых стран.

И это вовсе не удивительно, если принять во внимание внешнюю политику Главы государства, направленную на выстраивание добрососедских отношений с нашими дальними и ближними стратегическими партнерами.

Казахстан – первое государство на планете, добровольно отказавшееся от ядерного оружия. В декабре 2015 года Генеральная Ассамблея ООН приняла по инициативе нашей страны Всеобщую декларацию о построении мира, свободного от ядерного оружия. В эти дни в Астане проходят мероприятия с участием заинтересованных сторон по поиску мирных путей решения сирийского кризиса.

Как такая внешняя политика государства непосредственно сказывается на социальном самочувствии миллионов казахстанцев? На эти и другие вопросы «ЛИТЕР-Недели» отвечает эксперт-международник Института мировой экономики и политики (ИМЭП) Антон Бугаенко.

ЛИТЕР-Неделя: Социальные сети, помимо того, что несут полезную информацию, являются и своеобразной кухней, тиражирующей сплетни, слухи и общественные страхи. Один из них – это страх наших граждан перед Китаем. Как бы вы могли охарактеризовать наши отношения с КНР?

А.Б.: Существующие в казахстанском обществе страхи относительно китайской экспансии порождены во многом отсутствием информации у населения относительно казахстанско-китайского взаимодействия. Основным источником информации оказываются слухи, чаще всего, преувеличенные.

В последнее время действительно наблюдается рост экономического взаимодействия между странами. Китай как страна с крупнейшей экономикой, с которой соседствует Казахстан, проявляет интерес к казахстанской экономике. После старта китайской программы «Один пояс – один путь» китайское экономическое проникновение приобрело стратегический оттенок. Казахстан в свою очередь заинтересован в китайских инвестициях, которые помогут модернизировать отечественную инфраструктуру и некоторые секторы промышленности.

Нельзя сказать, что китайские и казахстанские интересы не совпадают. Наоборот, они соприкасаются в тех сферах, которые чаще всего малозаметны в политической повестке. Китай уже сейчас является основным покупателем практически всей линейки продукции отечественной горнодобывающей промышленности и металлургии. В этом аспекте казахстанская и китайская экономики абсолютно комплиментарны. Китай является крупнейшим в мире потребителем металлов, Казахстан обладает значительными запасами сырья.

Новые китайские проекты представляют собой создание перерабатывающих производств, что позволит Казахстану экспортировать в Китай продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Поэтому взаимодействие в этой сфере будет одним из главных успехов Казахстана в экономических отношениях с Китаем.

В контексте столь масштабного роста инвестиций из Китая опасения населения относительно китайской экспансии выглядят понятными. Китай в инвестировании исходит из своих национальных интересов, к тому же китайские компании проводят весьма закрытую корпоративную политику. Китайские проекты, как правило, реализуются на китайские деньги, с помощью китайских технологий и китайской же рабочей силы.

Основной целью Казахстана является недопущение создания в стране закрытых китайских систем с параллельным вовлечением китайских денег в казахстанскую экономику. И с этой целью Казахстан справляется значительно лучше многих других стран, привлекающих инвестиции Поднебесной. Чаще всего проекты реализуются в рамках софинансирования либо же на китайские кредиты, которые выдаются через посредничество казахстанских государственных структур. Обязательным условием является участие отечественных соинвесторов. Также существующие лимиты на привлечение рабочей силы побуждают нанимать больше казахстанских рабочих.

Казахстан не зацикливается на китайских инвестициях, создаются совместные проекты с компаниями из других стран: России, Беларуси, Украины, Южной Кореи, Японии. Понятно, что китайские инвестиции являются крупнейшими, однако существование проектов с другими странами усиливает возможности Казахстана в поиске выгодных инвестиционных контрактов.

ЛИТЕР-Неделя: Какие перспективы перед Казахстаном открыл визит Президента Назарбаева в Соединенные Штаты Америки? И как сегодня развиваются наши отношения с этой страной?

А.Б.: США являются ключевым внешним игроком, привносящим баланс сил в регион. США, как третья крупная сила, уравновешивают Россию и Китай. Из всех трех стран именно Соединенные Штаты заинтересованы в большей интеграции стран Центрально-Азиатского региона, что находит поддержку лидеров этих государств.

Визит Президента Нурсултана Назарбаева в США в январе 2018 года призван, по словам казахстанского Президента, «поднять казахстанско-американские отношения на уровень расширенного стратегического партнерства». На текущем этапе для этого существуют все необходимые предпосылки.

США придают большое значение взаимодействию с Казахстаном в рамках своей инициативы С5+1. Эта инициатива призвана усилить взаимодействие и уровень доверия между странами Центральной Азии для укрепления региональной солидарности и отстаивания общих интересов стран Центральной Азии.

Особую актуальность созданию единства в ЦА придают намерения США выйти из Афганистана, в результате чего региональное присутствие Вашингтона снизится. Это подталкивает Соединенные Штаты к необходимости создания действенной альтернативы, что обуславливает поддержку регионального единства и независимой региональной политики стран ЦА.

Казахстан с точки зрения налаживания эффективного взаимодействия по региональным вопросам является наиболее подходящей страной. Из всех стран региона Казахстан является наиболее институционально и экономически развитым, прошедшим через реформы, приблизившие государство к западным стандартам. Таким образом, Астана является наиболее приемлемым с точки зрения ценностей и открытым к диалогу партнером в регионе.

В то же время интерес Вашингтона к диалогу по региональной проблематике встречает поддержку Астаны. Одна из основных причин визита Президента РК в США – председательство Казахстана в Совете Безопасности ООН, в котором наша страна возглавляет вспомогательный комитет по Афганистану, «Талибану». Для Астаны работа в данном комитете – это возможность проявить свое региональное лидерство и быть важным участником урегулирования ситуации в Афганистане, одной из ключевых точек в вопросах безопасности Центральной Азии и Казахстана.

Администрация США в последние годы проводит в Афганистане политику, направленную на политическое решение афганской проблемы. Вашингтон перешел от применения силы к попыткам политического урегулирования, поддержав переговоры между талибами и афганским правительством. С точки зрения США талибы являются намного меньшим злом, чем ИГИЛ. Исходя из опыта неудачного насаждения американской системы государственности, Соединенные Штаты допускают построение государственности в Афганистане с использованием особенностей страны.

Возглавляющий комитет по Афганистану Казахстан способен оказать содействие Соединенным Штатам в процессе политического урегулирования. В то же время для Акорды  это возможность показать себя ответственным партнером, отстаивающим интересы всего региона Центральной Азии.

ЛИТЕР-Неделя: Вопрос, зародившийся из вашего ответа. И связан он с либерализацией экономики Узбекистана. Как вы полагаете, насколько рабочим в перспективе может стать формат 5+1, предполагающий интеграцию центральноазиатских государств плюс США?

А.Б.: Здесь стоит различать формат взаимодействия США С5+1 и непосредственно интеграцию между странами Центральной Азии. Подобные американскому форматы существуют и у других крупных стран, имеющих свои экономические и политические интересы в регионе: Япония, Южная Корея, ЕС также имеют свои форматы взаимодействия с центральноазиатской пятеркой. Конкретно для США этот формат важен как основной инструмент поддержания присутствия в регионе ввиду невозможности прямого контакта с регионом.

В данный момент работа в этом формате продвигается очень медленно. Связано это, во-первых, с ослаблением интереса США к региону в свете изоляционистских тенденций в американской внешней политике. Во-вторых, новое американское руководство до сих пор не выработало внятной позиции по проекту.

Инициатива С5+1 была выдвинута администрацией Обамы, а президент Трамп пытается отказаться от наследия предыдущего главы Белого дома.

Здесь большую роль играют также различные ценности, которые вкладывают демократы и республиканцы в американскую внешнюю политику: новая американская администрация резко сократила гуманитарное сотрудничество с Центральной Азией, которое являлось одним из столпов «мягкой силы» США в регионе. Учитывая то, что американская политика в ЦА находится в стадии неопределенности, говорить о значительном усилении позиций США в регионе преждевременно.

Однако перспективы у американской инициативы хорошие. Во многом потому, что они опираются на новый тренд в регионе – потепление отношений между странами, и, что более важно, появление желания решать общие проблемы Центрально-азиатских стран, учитывая интересы друг друга. Хотя пока еще рано говорить о настоящей интеграции между странами Центральной Азии.

ЛИТЕР-Неделя: В какой-то момент в среде политологов заговорили о «черной кошке», пробежавшей между Казахстаном и Россией. Можно ли сказать, что сегодня все недоразумения устранены и этим странам ничто не мешает развивать сотрудничество в ЕАЭС и за его пределами?

А.Б.: Так называемую «черную кошку» отдельные российские журналисты разглядели в воздержании Казахстана при голосовании по химическим атакам в Сирии в Совбезе ООН. Однако позиция Казахстана в этом вопросе была изначально абсолютно очевидна: как страна, предоставляющая площадку для переговоров различным сторонам сирийского конфликта, Астана не может принимать ту или иную сторону. Воздержание при голосовании полностью вписывается в позицию «честного брокера» и многовекторную политику страны.

Голосование «за» поставило бы под вопрос многовекторность Казахстана, являющуюся основой нашей внешней политики. Именно умелое балансирование между основными мировыми державами дает Казахстану возможность не только поддерживать стабильность по периметру границ и внутри страны, но и обеспечивает экономическое развитие.

И здесь важно вспомнить о взаимовыгодном характере сотрудничества Казахстана и России, который предусматривает независимость в проводимой внешней политике не только от Москвы, но и от Вашингтона и Пекина.

Будущее казахстанско-российских отношений определяется его базисом – взаимовыгодным сотрудничеством. Также как Казахстан должен поддерживать добрососедские отношения со своим влиятельным соседом, так и Россия стратегически заинтересована в Казахстане.

 

Беседовал Серик МАЛЕЕВ,

Литер