«Один пояс, один путь» повлияет на развитие металлургии, химической и строительной промышленности Казахстана

Эксперт Института мировой экономики и политики при фонде Первого Президента Антон Бугаенко поделился своим мнением относительно инициативы «Один пояс, один путь», выдвинутой руководством КНР.

- Можно ли подвести какие-то итоги данной инициативы?

- Говорить об итогах инициативы «Пояс и путь» достаточно сложно. Прежде всего, из-за её формата — это именно инициатива, или, другими словами, идея и видение китайского руководства относительно развития азиатского континента (и не только), а также своего присутствия за рубежом. Поэтому изначально не предусматривалось никаких конкретных показателей, позволяющих говорить о результатах программы. Это, кстати, является преимуществом для китайского руководства, которое сможет заявлять об успехах реализации программы при любом развитии ситуации. К числу достижений в рамках программы «Пояс и путь» можно отнести практически любые успехи Китая в целевых регионах данной программы. А такие успехи действительно есть, и они существенны. Значительно увеличились китайские инвестиции в развивающиеся страны, выросло культурное и финансовое влияние. На фоне общего падения уровня китайских инвестиций за рубеж на 29,4% в 2017 году, доля стран, активно участвующих в инициативе «Пояс и путь» с 2013 года резко возросла. Тем не менее объем этих инвестиций относительно низкий - 14,4 млрд долларов США в 2017 году, в сравнении с 120 млрд долларов США нефинансовых прямых инвестиций Китая за рубеж в целом.

В целом продолжается сформированный ранее тренд на расширение китайского влияния в регионах «Пояса и пути», однако необходимо отметить усиление интенсивности этого процесса, а также его систематизацию. Именно это можно назвать главным результатом программы «Пояс и путь»: китайская политика в отношении отдельных регионов и развивающегося мира в целом была институализирована, а расширение инвестиционного и торгово-экономического присутствия было канализировано Пекином для достижения своих глобальных задач.

- Какой экономический эффект она оказала на экономику Казахстана?

- Для казахстанской экономики китайская программа «Пояс и путь» стала одним из факторов роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Различным отраслям производства, от металлургии до животноводства нужны рынки сбыта, и Китай представляет собой наиболее привлекательный рынок с точки зрения размеров и расположения. Уже сейчас многие производства ориентируются в первую очередь на экспорт в Китай. Большой интерес представляет инвестиционная часть китайской инициативы. Китай готов вкладывать деньги в те отрасли экономики, которые другими зарубежными инвесторами считаются бесперспективными.

Фактически сейчас Китай является единственным серьезным инвестором в Казахстане, так как большинство инвестиций из других стран являются либо реинвестициями, либо направляются почти полностью в топливно-энергетический комплекс страны. Китайская инициатива имеет действительно большое значение для развития Казахстана. В условиях сильной централизации вкупе с концентрацией экономики в руках государства финансовые ресурсы редко доходят до регионов, и китайские инвестиции в скором будущем станут основным драйвером развития регионов страны. Учитывая, что это наиболее важная задача, стоящая перед Казахстаном на сегодняшний день, переоценить важность китайских инвестиций невозможно.

Национальная программа «Нурлы жол», принятая в 2014 году, через год после старта китайской инициативы в значительной мере ориентировалась на китайские инвестиции в несырьевые отрасли казахстанской экономики. Здесь можно выделить приоритетную программу «51 проект» на общую сумму около $27 млрд, в рамках которой создаются различные производства во всех казахстанских регионах. В среднесрочной перспективе китайские инвестиции окажут ощутимое влияние на развитие казахстанской металлургии, химической и строительной промышленности. В машиностроении Китай испытывает мощную конкуренцию со стороны других зарубежных компаний.

Эта конкурентная среда способствует более справедливым условиям инвестиций и дает Казахстану выбор между различными компаниями. В данный момент основной практический результат китайских инвестиций можно наблюдать в пропускной зоне Хоргос, где построен крупнейший в регионе транспортный хаб. Вместе с другой инфраструктурой за годы реализации программы была создана единая транзитная система, позволяющая транспортировать китайские товары сухопутным путем по наиболее оптимальному маршруту.

- Есть ли статистика по товарообороту между Казахстаном и Китаем до и после начала реализации программы?

- В течение последних пяти лет казахстанско-китайские торговые взаимоотношения значительно изменились. Начиная с 2013 года, в двусторонней торговле наблюдалась отрицательная динамика. Общий объем торговли с 2013 года по 2016 год упал с $22,7 млрд до $7,9 млрд. Это было связанно прежде всего с внутренними факторами: масштабный экономический кризис на постсоветском пространстве затронул и население Казахстана, платежеспособность которого значительно уменьшилась. Это привело к падению спроса на импортную продукцию, вследствие чего произошло сокращение импорта из Китая с $8,3 млрд в 2013 году до $3,7 млрд в 2016 году. Однако сокращение объемов импорта произошло и в отношении других стран, поэтому, несмотря на значительное падение объемов торговли, доля Китая в импорте в Казахстан изменилась незначительно - с 17% в 2013 году до 14,5% в 2016 году. Это говорит о том, что несмотря на падение платежеспособности населения, китайская продукция по-прежнему относительно конкурентоспособна на казахстанском рынке.

В 2017 году казахстанская экономика продемонстрировала признаки постепенного восстановления, произошло увеличение платежеспособности населения, вместе с которым увеличился и спрос на товары, поставляемые из Китая. По итогам 2017 года объем двусторонней торговли составил $10,47 млрд, прибавив за год почти $2,6 млрд или 32%. Объем импорта составил $4,69 млрд, а экспорта $5,77 млрд. Столь быстрые темпы восстановления свидетельствуют о высоком потенциале двустороннего сотрудничества. Кроме восстановления платежеспособности населения произошло также вышеупомянутое изменение структуры импорта в сторону увеличения доли высокотехнологических товаров, при этом китайские аналоги предпочитаются населением более дорогим товарам западных компаний. Другой существенной статьей импорта становится оборудование, требующееся для реализации инфраструктурных проектов, проводимых в Казахстане, а также для создания местных производств.

Благодаря реализации программы «Пояс и путь» в казахстанском экспорте появилась различная сельскохозяйственная продукция, в первую очередь мясо. Падение казахстанского экспорта в основном было стоимостным: в результате падения цен на сырьевые товары при сохранении прежних объемов Казахстан получал меньше прибыли от экспорта. Поэтому диверсификация экспорта имеет большое значение для казахстанской экономики в будущем, и китайская программа тут как нельзя кстати.

- Есть ли примеры конкретных казахстанско-китайских проектов в рамках инициативы?

 - Все проекты в рамках казахстанско-китайского сотрудничества можно разделить на два типа: создание транспортной инфраструктуры и строительство предприятий. В транспортной сфере следует выделить следующие проекты: создание МЦПC «Хоргос», строительство транспортной магистрали «Западная Европа - Западный Китай» и модернизация каспийских портов Казахстана. Все вместе эти проекты формируют единую транспортную систему, которая помимо транзита играет также роль основной кровеносной системы казахстанской экономики. Среди проектов вне транспортной инфраструктуры можно выделить создание цементного завода, линии по производству гибридных автомобилей JAC, создание астанинской транспортной системы LRT, завода труб малого и большого диаметра в Алматы, СЭЗ Химпарк Тараз, модернизация Шымкентского НПЗ и многие другие. Все эти проекты находятся в стадии активной реализации и являются флагманами развития регионов страны.

- В различных источниках сообщалось, что общий экономический масштаб программы $21 трлн, сколько Казахстан может заработать из этой суммы?

- Эта информация основана на неправильном переводе китайских сообщений, в которых речь шла об общем объеме экономик стран, входящих в инициативу «Пояс и путь». Объем ВВП стран ОПОП составляет 29% общемирового. В данный момент все валютные резервы Китая составляют 3 триллиона 134 миллиарда долларов, что исключает какие-либо дискуссии об инвестициях на десятки триллионов. Ни в каких официальных документах не обозначены размеры предполагаемых китайских инвестиций, однако существуют Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций и Фонд Шелкового Пути с уставным капиталом $100 млрд и $40 млрд соответственно. На эти средства и может рассчитывать Казахстан. Собственно, именно этими структурами и спонсируются совместные проекты, а Фонд Шелкового Пути также стал одним из акционеров МФЦА.

 - Благодарю за интервью!

www.inform.kz