Эхо от ядерного взрыва

Взрыв ядерного устройства в Северной Корее, безусловно, поставил все заинтересованные стороны в  достаточно сложное положение. Нельзя конечно утверждать, что он создал принципиально новую геополитическую реальность, но положение дел все равно сильно изменилось. Одно дело, когда непредсказуемый режим в Пхеньяне гипотетически может обладать ядерным оружием, и совсем другое, когда оно у него есть, причем, в довольно компактном виде, а также есть и средства его доставки. Это уже неприятная ситуация.

Потому что Пхеньян теоретически вполне способен однажды применить его на практике. Это может произойти и вследствие резкого обострения отношений, к примеру, с Южной Кореей, и в случае глобального кризиса внутри страны. Еще хуже, что Пхеньян теперь может шантажировать своих контрагентов. И, наконец, один из нежелательных возможных вариантов может иметь место, если Северная Корея начнет торговать ядерными технологиями, как это она уже делает с производством баллистических ракет.

Но именно последнее обстоятельство создает совершенно новый аспект в международных отношениях. Для всех ведущих стран принципиально важно сохранение в мире предсказуемости и стабильных правил игры. Хотя страны могут конкурировать друг с другом, у них могут быть разные геополитические интересы, как это, например, происходит в отношениях США и России, но никто не заинтересован в хаосе, который может угрожать их геоэкономическим интересам.

Очень важно подчеркнуть, что сегодня все страны, включая еще недавно коммунистические Китай и Россию, являются частью одной мировой экономической системы и в равной мере заинтересованы в ее существовании.  Сегодня нет условий для старой доброй «холодной войны», густо замешанной на идеологических противоречиях.

Поэтому ни США, ни Китаю, ни России не выгодно появление непредсказуемости в связи с последними ядерными испытаниями в Северной Корее. Соответственно все страны выступили с осуждением этих испытаний. Очень показательна позиция Пекина, который считается единственным союзником Северной Кореи, которая, в свою очередь, сильно зависит от его поддержки. Тем более, что Пекин делал соответствующее предупреждение о недопустимости испытаний. Теперь он оказывается в крайне неудобном положении. На Востоке это неприемлемо с точки зрения потери лица. Получается, что даже зависимая Северная Корея игнорирует мнение Китая. С учетом его современных амбиций это выглядит не очень хорошо.

Но самые серьезные последствия северокорейские испытания могут иметь для Ирана. Потому что февральские события наглядно продемонстрировали возможную перспективу развития событий с иранской ядерной программой. В один прекрасный день Иран теоретически может провести ядерное испытание и объявить тем самым о том, что обладает атомной бомбой. Если же учесть его тесные связи с Северной Кореей по ракетным технологиям, то не исключена и передача разработок в области создания атомной бомбы. По крайней мере, к таким выводам могут прийти не только в Вашингтоне, но и в Пекине и Москве. А это уже для Ирана не очень хорошо. Только позиции России и Китая могут послужить некоторой гарантией от появления соответствующих резолюций Совета безопасности ООН.

Возможно, именно поэтому Иран одним из первых отреагировал на ядерные испытания в Северной Корее. Его министерство иностранных дел 12 февраля осудило их проведение. В Тегеране не могут не понимать всех рисков сложившейся ситуации. В конце концов, Китай и Россия препятствуют Западу в его политике в отношении Сирии и Ирана, исходя из собственных интересов.

Фактически Пхеньян возможно опередил Тегеран. Он использовал такую же тактику - затягивал время, получал частные преференции и поставил в итоге всех перед фактом. Затягивание времени – это ключевой фактор в данном случае. Потому что потом, когда вы объявляете о своем ядерном статусе, вы получаете своего рода индульгенцию от вмешательства в ваши дела.

Отсюда можно сделать вывод, что с Пхеньяном никто воевать не будет, слишком большой риск, его действия осудят, возможно, введут санкции, например, начнут останавливать все торговые суда для проверки грузов. Со своей стороны Пекин наверняка активизируется в северокорейской внутренней политике. Китайцы будут оказывать давление, интриговать, шантажировать, может быть попытаются расколоть режим в Пхеньяне. Им в любом случае нужно восстановить репутацию, заставить северных корейцев сделать какой-то шаг навстречу китайским интересам.

Но в отношении Ирана последствия могут быть совсем другими. За последние пару месяцев Совбез ООН уже два раза проявил единодушие по важным вопросам. Сначала по ситуации в Мали, теперь в связи с ядерными испытаниями в Северной Корее. При этом Россия и Китай или действуют солидарно с США и ее западными союзниками, или не возражают против их предложений.

Может ли это сказаться при будущих постановках вопроса вокруг ситуации в Сирии и иранской ядерной проблемы? Все еще большой вопрос. Однако, тенденция вполне очевидная, великие державы могут ссориться до тех пор, пока их ссора не угрожает стабильности и правилам игры в том мире, где они доминируют. Им не нужны те мелкие и средние игроки, которые стремятся вести свою игру и при этом ставят их в неудобное положение. Здесь они могут или действовать согласованно, или одна сторона при определенных условиях просто не будет выступать против усилий другой стороны.

Рубрики:  Азия