Европа и Хезболла – прагматизм в действии

В понедельник 22 июля Совет Министров Европейского Союза включил военное крыло ливанской группировки Хезболла в список террористических организации.

Согласно официальной позиции ЕС, данное решение было обосновано причастностью этой организации к теракту, совершенному в болгарском городе Бургас в июле прошлого года. Тем не менее, подобный шаг следует рассматривать в контексте сложной ситуации в Сирии. Именно частичное признание ЕС Хезболлы в качестве террористического объединения и возможные его последствия вызывают множество вопросов.

Годом ранее, 18 июля в аэропорту города Бургас террорист-смертник взорвал автобус с израильскими туристами, в результате которого погибли 6 человек. Предположительно, террорист принадлежал к группировке Хезболла. Данная версия была подтверждена болгарскими властями в итоговом отчете расследования. Как утверждало следствие, мотивом для теракта могло послужить убийство в 2008 году начальника спецслужб Хезболлы Имада Мугнии в ходе операции, организованной израильским Моссадом. Стоит отметить, что Хезболла не взяла ответственность на себя за теракт в Бургасе.

Результаты расследования по делу о теракте были опубликованы еще в начале февраля 2013 года и только сейчас ЕС принимает решение по этому поводу. Данное обстоятельство обусловлено, скорее всего, ходом гражданской войны в Сирии, где Хезболла принимает непосредственное участие в боевых действиях на стороне президента Асада. Последние события позволяют говорить о наступлении переломного момента в развитии конфликта в пользу правительственных войск. 5 июня власти Сирии заявили о взятии одной из крупнейших баз боевиков – района Эль-Кусейра. Сюжет о взятии города был показан по каналу Аль Манар, который принадлежит Хезболле. 30 июня в прессе также появилась информация о взятии сирийской армией города Талкалах – логистической базы мятежников. Значение победы в Талкалах провинции Хомс превосходит победу в Эль-Кусейре так как именно отсюда зависит снабжение оппозиции оружием не только в Хомсе, но и в Дамаске и других городах страны. Следовательно, войска Асада могли продвинуться дальше и начать третье по счету наступление на город Хомс. Стоит отметить, что важная роль Хезболлы в тактических победах сирийской власти не поддается сомнению со стороны Запада. Именно этот момент мог стать решающим в признании Хезболлы как террористического объединения. Свою роль сыграло и дипломатическое давление со стороны США и Израиля.

Отношения Европейского Союза и Израиля в контексте данного решения заслуживают отдельного внимания. Буквально неделей ранее, 16 июля, ЕС выпустил директиву относительно поселенческой политики Израиля на Западном берегу реки Иордан, в Восточном Иерусалиме и на Голанских высотах. Она запрещает членам ЕС «финансирование, выделение грантов, стипендий и премий государственным и частным организациям, действующим на территории еврейских поселений» на вышеназванных территориях. Это означает, что финансирование получат только те проекты, которые действуют на территории Израиля в границах, обозначенных до 1967 года. Позиция ЕС сводится к тому, что он не признает правление Израиля на оккупированных в ходе войны 1967 года территориях, считая строительство здесь поселений противоречащим международному праву. Израиль, в свою очередь, отреагировал очень жестко. Премьер Нетаньяху заявил в тот же день, что «Израиль не примет внешнего диктата в отношении своих границ». Признание военного крыла Хезболлы, главным покровителем которого является Иран, стало со стороны Запада своего рода «пряником» последовавшим за «кнутом».

После принятия решения о внесении части ливанского движения в черный список, ЕС задавался закономерный вопрос – как различать военное крыло организации от его политического крыла. Сама организация Хезболла не проводит между ними разграничений. Об этом еще в апреле 2009 года в интервью газете «Лос Анджелес Таймс» говорили руководство Хезболлы и ряд ливанских парламентариев. Вряд ли европейские политики не располагали информацией об организационной структуре ливанской шиитской группировки. Их заявления о том, что данная мера подразумевает более тесное сотрудничество между европейскими правоохранительными органами в противодействии деятельности Хезболлы, тем не менее, не проясняют принципиальный вопрос о наличии или отсутствии в нем внутренних расхождений.

С практической точки зрения, признание Хезболлы вне закона означает заморозку активов организации и ограничение передвижения некоторых его членов на территории ЕС. Но опять же, неизвестно, располагает ли Хезболла значительными, поддающимися учету финансовыми активами в европейских банках. К тому же, основное финансирование ливанской группировки обеспечивается Ираном. Еще более противоречивым выглядит заявление европейских чиновников о том, что запрет военного крыла Хезболлы не затрагивает отношений ЕС с Ливаном, финансовая помощь которому будет по-прежнему оказываться. Так как у Хезболлы есть свои представители в официальном Ливане то «политическое» крыло «Партии Аллаха» тоже будет получать финансовую помощь европейских стран.

В целом, непоследовательное, на первый взгляд, поведение ЕС можно объяснить следующими моментами. Во-первых, как известно, во время обсуждения (резолюции по Хезболле) некоторые члены ЕС, в особенности Италия, выступали против полного признания этой группы как террористической, поскольку это могло дестабилизировать ситуацию в Ливане. Ряд европейских стран имеет военный контингент в Южном Ливане на границе с Израилем в составе миротворческих сил ООН UNIFIL. Италия располагает самым многочисленным контингентом – 1104 военнослужащих в составе сухопутных войск. Полный запрет Хезболлы может поставить под удар самих миротворцев из стран-членов ЕС. Во-вторых, на фоне предстоящего возобновления процесса мирных переговоров по арабо-израильскому конфликту подобная «амбивалентная» позиция Евросоюза дает определенное преимущество и усиливает его роль в мирном процессе. В-третьих, частичное признание Хезболлы оставляет возможность Европе контактировать с другими членами группировки, включая ее представителей в парламенте и правительстве Ливанской Республики. В-четвертых, в нынешней ситуации Соединенным Штатам сложнее будет навязать ЕС санкции в отношении Хезболлы, что оставляет ему поле для маневра.

Учитывая педантичность европейцев, подкрепленную интеграционным опытом, когда четкое определение прав и обязанностей сторон превратилось в необходимость, решение Совета Министров ЕС можно охарактеризовать намеренно допущенной двусмысленностью. Это своего рода свидетельство высокого дипломатического искусства, которому следует учиться.

Рубрики:  Европа, Большой Ближний Восток