Япония: изменение 9 статьи Конституции: прагматизм или амбиции?

21 июля 2013г. в Японии прошли выборы в верхнюю палату парламента. Сами по себе выборы в этот орган уступают по значимости выборам в нижнюю палату, состоявшимся в декабре прошлого года. Но они важны для правительства, поддержки электоратом политического курса, выбранного коалицией Либерально-демократической партии и партией «Новая Комэйто». По итогам выборов в Палату советников Японии правящая коалиция получила большинство (76) мест из 121.

В декабре 2012г., после победы в нижнюю палату премьер-министр Синдзо Абэ объявил, что все свои усилия он направит на решение экономических проблем, обострившихся после начала кризиса в 2008 году. Основными проблемами Японии стали: стагнация экономики, падение экспорта и рост импорта, общее понижение конкурентоспособности. Абэ разработал программу «трех стрел», а именно: ослабление йены, помощь японскому экспорту, правительственные субсидии в реальный сектор экономики и управление ростом. Усилия, приложенные японским руководством, дали свой результат. Рост ВВП только за первое полугодие 2013 года составил 3,5%, (в 2012 году за этот же период лишь 1%). Это стало свидетельством оживления японской экономики.

Экономический рост и победа в верхнюю палату дают возможность Синдзо Абэ вернуться к вопросу об изменении Конституции Японии. Дискуссии о конституционной реформе в японском обществе активизировались в начале 2000-ных, когда более половины граждан страны считали Конституцию несоответствующей роли Японии в современном мире.

Политика Абэ в данном вопросе довольно последовательна - будучи премьером в 2006-07г.г. он провел в парламенте законопроект о референдуме. По этому законопроекту первые изменения в Конституцию могли быть внесены не ранее 2013 года. Это означает, что теперь у Синдзо Абэ есть все возможности для начала конституционной реформы, а именно: лояльное большинство в парламенте, законодательная база и поддержка многих в обществе. Но есть болезненный вопрос. Речь идет о том, что приоритетом для лидера ЛДП является изменение 9-ой статьи Конституции, запрещающей: иметь армию, участвовать в боевых действиях и использовать войну для решения международных споров. Это намерение премьер-министра вызывает определенные проблемы как внутри страны, так и за ее пределами, и в том числе вопрос - зачем это нужно японскому премьеру?

Внутри самого японского общества нет однозначного ответа на этот вопрос. Согласно опросам NHK (национальная телевизионная компания), проведенным до выборов 21 июня, по вопросу о 9-ой статье мнения разделились: 33% высказались за изменения, 30% против и 32% не определились. Хотя по сравнению с 2007 годом выросла доля тех, кто «за» на 6%. Это связано, по-видимому, с увеличением напряженности в отношениях с Китаем по спорным островам Сенкаку.

 В самой партии ЛДП также нет единого мнения по этому вопросу. Сам Абэ является представителем консервативного крыла своей партии, которое всегда выступало за изменение Конституции, которая, как оно считало, «написано под диктовку американской администрации». Но «центристское» крыло ЛДП не разделяет мнения своих коллег, так же как и соратники по коалиции партия «Новая Комэйто», считая, что закрепленный Конституцией пацифизм дает преимущества Японии во внешней политике. Поэтому перед Синдзо Абэ стоит очень непростая задача убедить одновременно японцев, однопартийцев и соратников по коалиции.

 Конечно же, изменение 9-ой статьи приведет к существенным сдвигам в геополитике Тихоокеанского региона, что, в свою очередь, отразится на внешней политике Японии. Согласно стратегии Абэ, предполагается образование так называемого «алмаза безопасности» в регионе. Основой его должен стань треугольник «Пекин-Токио-Вашингтон». Цель данного треугольника - создание равных отношений между самостоятельными партнерами. Но такой подход выглядит маловероятным так как Китай не воспринимает Японию в качестве самостоятельного игрока, считая, что Токио находится в фарватере внешней политики Вашингтона. Поэтому Китай воспринимает идеи Абэ как союз США и Японии, направленный против интересов Китая. По логике же премьер-министра Японии, создание независимых от США вооруженных сил должно привести к укреплению роли Японии в отношениях с США. Это, в свою очередь, должно продемонстрировать Пекину внешнеполитическую самостоятельность Токио и вызвать доверие китайской стороны к идее «алмаза безопасности». Но пока Пекин воспринимает попытку изменения 9-ой статьи как начало милитаризации Японии особенно на фоне конфликта за спорные острова Сенкаку, напряженность из-за которых резко возросла весной 2012 года. Совместные учения США и Японии вблизи этих островов лишь усиливают опасения китайской стороны в том, что треугольник направлен на сдерживание Пекина.

С США, по стратегии «алмаза безопасности», должны быть выстроены равные, союзнические отношения на основе стратегического партнерства. Но в самой Японии сомневаются в возможности таких отношений. По словам видного японского политолога Дзицуро Тэрасима, «невозможно быть союзником, пока США дислоцируют свои войска рядом с японской столицей». Одна из американских баз находится в 70 км от Токио. Следовательно, изменение 9-ой статьи позволит Абэ пересмотреть соглашения о вооруженных силах США на территории Японии, что позволит решить и финансовый вопрос, вызывающий немало споров в японском обществе. Дело в том, что Япония берет на себя 70% расходов за содержание американских войск. Так как присутствие американских вооруженных сил призвано гарантировать безопасность Японии, создание японской армии лишит США этого статуса и даст повод для пересмотра соглашения от 1954 года. Важно понимать, что речь не идет о полном выводе американских сил, и Абэ не раз это подчеркивал, а только о их сокращении с 40 тысяч до 8 тысяч. Договоренность об уменьшении численности войск США уже достигнута, но Америка не торопится ее выполнять. Кроме того, вывод войск с Окинавы, где находится самая большая из баз, снимет напряженность на острове, где «Движение за независимость Окинавы» пользуется поддержкой почти трети населения острова. Принятое в 1995 году решение о выводе американских войск с Окинавы было отменено.

Но Синдзо Абэ не собирается ухудшать отношения с США, именно поэтому он совершает свой первый визит, после победы на декабрьских выборах, в Вашингтон. Для него союз с США остается основополагающим, и в вопросе экономического сотрудничества, и в обеспечении безопасности в регионе, и в противодействии нарастающей китайской мощи.

Некоторое охлаждение отношений между Токио и Вашингтоном имело место во время руководства страной Демократической Партии Японии, поэтому этот визит был очень важен. В одной из своих речей в Вашингтоне Абэ четко заявил: «Япония вернулась». В своем недавнем интервью для «Foreign Affairs» он в очередной раз подчеркнул, что имеет стопроцентную уверенность в союзе Японии и США. Несмотря на заверения Абэ, в Вашингтоне нет однозначной оценки в вопросе по изменению 9-ой статьи. С одной стороны создание армии может привести к увеличению роли Японии в АТР, и как следствие уменьшению роли США и большей самостоятельности Токио во внешней политике. С другой стороны, внешнеполитическая независимость позволит Японии создавать самостоятельные союзы со странами АТР. Япония, в силу своего экономического, а так же военного положения будет играть здесь главенствующую роль. Главной целью этих союзов, скорее всего, будет противодействие усилению Китая, что отвечает интересам США.

Итак, Синдзо Абэ имеет все шансы на укрепление роли Японии в регионе. Для этого у него есть удачно сложившиеся возможности, в том числе поддержка внутри страны, молчаливое согласие со стороны американского партнера. А усиление Китая является одним из стимулов.

Таким образом, премьер-министр намерен воспользоваться предоставленной возможностью сполна, и это подчеркивает прагматизм Абэ. Проведение самостоятельной внешней политики отвечает национальным интересам Японии, а не просто его политическим амбициям. Изменение 9-ой статьи с точки зрения Абэ - жизненная необходимость, а не реализация японского национализма. Он четко дал понять, что экономика страны является для него приоритетной задачей, но он так же понимает, что безопасность страны будет зависеть от возможности маневра. Только выстраивание независимого, равноправного сотрудничества, может обеспечить безопасность Японии. В конце концов, изменение 9-ой статьи лишь де-юре обозначит появление армии в Японии, ведь она уже располагает современными «силами внутренней обороны» и тратит на военный бюджет 5 триллионов йен. Поэтому изменение этой статьи носит в большей степени символический характер. Это символ японского прагматизма, а не простое желание вернуть статус великой державы.

Рубрики:  Азия