Азербайджанский выбор

Султан Акимбеков, ИМЭП

11 октября 2013 года

Нынешний президент Азербайджана Ильхам Алиев вполне предсказуемо победил на очередных президентских выборах, уже третьих для него по счету. Также предсказуемой была реакция представителей ОБСЕ и США. В частности, представитель госдепартамента Мари Харф заявила: «мы с сожалением пришли к выводу, что выборы не соответствовали международным стандартам», но при этом отметила «ряд конструктивных шагов правительства Азербайджана». Но самым важным было заявление Харф, что «демократия больше, чем одни выборы».

В переводе с дипломатического языка это означает, что американцы не могли не сделать соответствующих заявлений, их обязывала обычная идеологическая установка представителей западных демократий. С этой точки зрения любые выборы на постсоветском пространстве не соответствуют международным стандартам, то есть правилам, принятым в западных демократических системах. В то же время, подобное заявление явно не выглядит дежурным, сделанным для «демократической галочки» в отчетности. С одной стороны, США послали Азербайджану сигнал, что хоть и небольшой, но прогресс в процедурах вполне устроит западное сообщество. С другой стороны, выраженное аккуратное недовольство оставляет возможности для совершения маневра в дальнейшем развитии отношений с Баку.

Но при любых обстоятельствах победа Алиева была весьма убедительной. И это не только отражение эффективной системы внутриполитического контроля, позволившая официальному Баку разрешить местной оппозиции активную деятельность. Сказалось, конечно, увеличение доходов государства, а также части общества. Азербайджан сегодня - достаточно богатая страна и хотя богатство распределено неравномерно, его достаточно для более или менее нормальной жизни большей части населения.

Но вполне возможно, что широкая общественная поддержка Алиева связана, в том числе и с результатами эффективной внешней политики Азербайджана. Она же напрямую связана с перспективами решения самой больной проблемы Азербайджана, в частности, Карабахского конфликта. Алиев не может не учитывать, что в стране находится до 1,5 млн. беженцев из семи внутренних азербайджанских районов, занятых карабахскими армянами в ходе войны в начале 1990-ых годов. В такой ситуации ни один политик не может ее игнорировать.

Понятно, что беженцы и ущемленная национальная гордость должны толкать азербайджанских политиков к реваншу. Но объективно, последние 20 лет у Азербайджана не было такой возможности. Ситуация была тупиковой. Главный противник Баку Армения пользовалась поддержкой России, входила в ОДКБ, к тому же на ее территории находились российские военные и пограничники. В такой ситуации ни о каком реванше не могло быть и речи. Кроме того, у Баку были сложные отношения с Тегераном из-за проблемы иранских азербайджанцев, составлявших, по некоторым данным, до 30% от всего населения Ирана. Иран же поддерживал тесные отношения с Арменией. И, наконец, у Азербайджана не было денег.

Ситуация изменилась в 2000-ых годах, когда Баку стал зарабатывать на экспорте нефти, и его военные расходы к началу 2010-ых годов превысили все бюджетные расходы Армении. Но самое главное - Азербайджан при младшем Алиеве стал важным самостоятельным игроком на внешнеполитической арене. С одной стороны, сегодня он остается единственной шиитской страной, выступающей против Ирана и не поддерживающей Сирию. С другой стороны, Баку смог добиться беспрецедентных результатов в отношениях с Россией. Азербайджан стал важным покупателем наступательного российского оружия. Одновременно, Баку не продлил россиянам аренду радиолокационной станции в Габале.

Особенно интересна ситуация с оружием. Россия продала Азербайджану не только около 100 танков Т-90, но более важна поставка 18 пусковых установок системы залпового огня «Смерч», а также шести тяжелых огнеметов ТОС-1 «Солнцепек» и 18 самоходных артиллерийских установок «Мста-С». Еще 18 самоходных артиллерийских установок «Вена» готовятся к поставке. Совокупная ударная мощь всех этих систем не оставляет сомнений, для чего они могут быть предназначены – для вскрытия долговременной обороны карабахских армян. Логика Москвы здесь не совсем очевидна. Поставки наступательного оружия это свидетельство явного пересмотра прежней стратегии России на Южном Кавказе. Если не считать, конечно, что речь идет о возможности получения денег для российского ВПК. Но в любом случае, какими бы ни были основания российской политики в этом вопросе, это крупная победа для Алиева и азербайджанских внешнеполитических стратегов.

Другой тонкий момент связан с иранской ядерной программой. Вероятное развитие событий вокруг нее по жесткому сценарию открывает для Азербайджана новые дополнительные возможности. И это не только фактор иранских азербайджанцев, приобретающий дополнительное значение в случае если события пойдут по иракскому сценарию. Более важно для Баку то обстоятельство, что в случае обострения ситуации в отношении Ирана карабахские армяне не смогут больше удерживать линию фронта на бывшей ирано-азербайджанской границе.

В целом, при младшем Алиеве Азербайджан находится в более выгодном положении, чем это было десять лет назад. Алиев явно оправдывает общественные ожидания, поэтому неудивительна такая поддержка избирателей, безотносительно отмеченных фактов нарушений. Теперь же перед ним встает более сложная задача – не разочаровать своих сторонников и укрепить эти ожидания. Для этого ему придется вступить на очень тонкий лед геополитических противоречий на Южном Кавказе и соседнем Ближнем Востоке где можно не только добиться успеха, но и стать жертвой непредвиденных обстоятельств.

Рубрики:  Кавказ